Храм на Петровке при ГУ МВД г. Москвы




Поиск:


Сегодня 20 сентября 2017г.

Архив новостей:

« 2017 »
« »
пнвтсрчтптсбвс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930






23.06.2017

Страницы истории. 1818 г. - Основана русская крепость Грозная на Кавказе.


В 1783 г. был заключен Георгиевский трактат о вступлении Грузии под покровительство России, и в 1801–1810 гг. грузинские земли по частям вошли в состав Российской империи. В 1803–1813 гг. по Гюлистанскому миру с Персией вошли Северный Азербайджан, Дагестан, Имеретия, Мингрелия, Абхазия, Карабахское и др. ханства. В результате следующей русско-персидской войны 1826–1828 г. по Туркманчайскому мирному договору Россия взяла под свою защиту Эриванское и Нахичеванское ханства (Восточная Армения). Но эти земли были отделены от основной территории России Кавказскими горами, населенными воинственными горскими народами, которые жили патриархально-племенным укладом, совершали набеги на земли, признавшие власть России, и мешали сношениям с Закавказьем. В центре Кавказских гор жили лояльные России народы – ингуши и православные осетины, но их соседи нередко поддавались еще и антирусским манипуляциям извне (прежде всего Турции и извечной нашей соперницы Англии, что было очевидно в Крымской войне).

По этой причине Император Александр I был вынужден начать военные действия по "замирению" Кавказа (1817–1864), что стало возможным после окончания Отечественной войны 1812-1814 гг. В 1816 г. командиром Отдельного Грузинского корпуса и управляющим гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях был назначен генерал А.П. Ермолов. Он предложил план покорения горного Кавказа, который предусматривал отказ от тактики карательных экспедиций – в пользу создания оборонительных линий из форпостов и крепостей.

В 1817 г. Ермолов начал выдвижение левого фланга Кавказской линии на юг, с реки Терек на Сунжу, формируя Сунженскую линию. В октябре 1817 г. был усилен Назрановский редут, построенный ещё в 1809 г. при ингушских селениях, а в среднем течении Сунжи была заложено укрепление Преградный Стан. В 1818 г. в низовьях Сунжи была основана крепость Грозная. Продолжением Сунженской укреплённой линии стали крепости Внезапная (1819) и Бурная (1821).

Крепость Грозная была заложена в 6 верстах от входа в Ханкальское ущелье между двумя невысокими хребтами. Крепость должна была блокировать чеченским горцам набеги на равнину. Пять тысяч русских солдат возвели крепость за четыре месяца. Крепость представляла собой шестиугольник, окруженный рвом шириной 20 метров. Каждый угол шестиугольника являлся бастионом, на котором стояли пушки.

Уже к 1825 г. около крепости поселился форштадт из русского гражданского населения, который, однако, был слабо защищен. В июле 1825 г. в горцы перешли в наступление и овладели постом Амараджиюрт, пытались взять крепости Герзель и Грозную. Однако в 1826 г. их восстание было подавлено.

 

В октябре 1850 г. в крепости побывал наследник российского престола 32-летний Александр Николаевич. Когда он стал Императором, с завершением военных действий в Чечне, в 1860 г. по его указу была образована Терская область. В области создавалось «военно-народное управление», для которого была характерна раздельная система администрации для гражданского, казачьего и горского управления. К 1870 г. крепость утратила стратегическое значение и была преобразована в окружной город Грозный Терской области.

В начале 1890-х гг. в районе города была начата добыча нефти. Тогда же возникла необходимость в проведении ветки от Владикавказской железной дороги, завершена в Грозном 1/14 мая 1893 г. Грозный стал одним из крупнейших промышленных центров Кавказа.

Возвращаясь ко времени основания крепости Грозная, напомним, что в 1840 г. в крепости проходил военную службу поручик Тенгинского пехотного полка М.Ю. Лермонтов. В 1851-1854 гг. в крепости несколько раз побывал молодой Л.Н. Толстой, служивший на Кавказе. Их пером, как и ряда других писателей, Кавказская война оставила большой след в русской литературе, выявив и национальные характеры наших народов, и духовный облик православной Российской империи.

Нужно подчеркнуть, что "замирение" разбойных горцев Кавказа было достигнуто не только неизбежными в тех условиях жесткими военными мерами (Ермолов пришел к выводу, что горцы понимали только силу), но и уважением к побежденным, что очевидно на примере плененного в 1859 г. вождя Шамиля. Он был поражен великодушным отношением к нему русского Царя Александра II: Шамилю не только сохранили жизнь, но предоставили дом в Калуге для проживания со всем семейством, во дворе дома построили мечеть, выделили 15 000 рублей годового содержания; сын его воспитывался в Пажеском корпусе. Через несколько лет Шамиль написал Царю:

«Ты, Великий Государь, победил меня и кавказские народы, мне подвластные, оружием; Ты, Великий Государь, подарил мне жизнь; Ты, Великий Государь, покорил мое сердце благодеяниями. Мой священный долг как облагодетельстванного дряхлого старика и покоренного Твоею великою душою, внушить детям их обязанности пред Россиею и ее законными царями. Я завещал им питать вечную благодарность к Тебе, Государь, за все благодеяния, которыми Ты постоянно меня осыпаешь. Я завещал им быть верноподданными Царям России и полезными слугами новому нашему отечеству». (Шамиль на Кавказе и в России. Биографический очерк. Сост. М.Н. Чичагова. СПб. 1889)

Известный эмигрантский историк-чеченец А. Авторханов признавал, что с точки зрения геополитической борьбы великих держав, «Россия имела полное право присоединять к себе народы в ходе геополитического расширения. Одни свои задачи Россия решала насилием, другие – дипломатией и мирными методами. Кавказ, как и Средняя Азия, были завоеваны войнами, которые носили колониальный характер. Но, – подчеркнул Авторханов, – в этих колониальных войнах Россия проявила свою специфическую натуру, свойственную только ей: как завоеванные народы, так и добровольно присоединенные, Россия не считала колониальными, как делали в таких случаях западные державы, а считала эти народы подданными русского Царя... Поэтому русский империализм, в отличие от западного, не сводился к грабежам и насилию. Государственная тенденция была – сделать внешних иноземцев, как и внутренних, например, евреев – одинаковыми подданными русского Царя. Между ними принципиальной разницы по национальности не делалось. Вполне возможно, что в конце российского имперского процесса все народы, завоеванные силой, были бы приведены к фактическому равноправию. На Кавказе этот процесс обозначился, когда Россия призвала к участию в Государственной Думе представителей кавказских народов. Если бы этот процесс продолжался, как его заложили основатели Российской империи, все могло бы быть иначе... В любом случае – «Россия обязалась не вмешиваться во внутренние дела Чечни. Не посягать на чеченскую религию, обычаи. И это выполнялось... А Царь Николай II как-то заметил, что терские казаки своей доблестью и храбростью обязаны соседству с чеченцами...», – это Авторханов произнес не без гордости (Абдурахман Авторханов о России и Чечне).

В свою очередь имперское влияние на горцев преобразовало их эгоистично-национальную разбойничью удаль в доблесть служения великой удерживающей империи, которая и в чеченцах смогла удерживать и преобразовывать стихийные злые начала и привычки. Горцы верно служили в царской охране, прославилась храбростью также созданная в 1914 г. из горцев-мусульман кавалерийская Кавказская туземная конная дивизия ("Дикая дивизия"). По законодательству Российской империи нацменьшинства не подлежали призыву на военную службу, поэтому дивизию составили добровольцы. Первым командиром дивизии был назначен младший брат Царя, Свиты Его Величества генерал-майор Великий Князь Михаил Александрович. Эта дивизия была одной из немногих частей Русской армии, которая сохранила дисциплину и боеспособность после Февральской революции, отнесясь к ней с недоверием. Революционные новообразования в виде солдатских комитетов и отмены чинопочитания не затронули Туземную дивизию. Она также приняла активное участие в Корниловском выступлении в августе 1917 г. – в последней попытки предотвратить захват власти большевиками.

После революции уже в марте 1917 г. в Грозном был провозглашен Грозненский совет рабочих, солдатских и казачьих депутатов, в ноябре 1917 г. была установлена советская власть, которая была свергнута чеченскими частями "Дикой дивизии" и было сформировано Временное Терско-Дагестанское правительство. В январе 1918 г. Красная армия вновь захватила Грозный, но он был освобожден Кавказской Добровольческой Армии генерала П.Н. Врангеля.

Приказом Главнокомандующего Добровольческой армии генерала А.И. Деникина от 14 июня 1919 г. из остатков "Дикой дивизии" и дополнительно мобилизованных была сформирована Чеченская конная дивизия в составе четырех чеченских и кумыкского полков. Однако и эту прославленную дивизию затронуло всеобщее разложение. Особой славы на поле боя чеченцы не снискали и воевать вместе с белыми не стали. Деникин писал в своих воспоминаниях: «В то время как казачья и добровольческая русская кровь льётся за освобождение Родины, мобилизованные, снабженные русским оружием чеченцы и ингуши массами дезертируют и, пользуясь отсутствием на местах мужского населения, занимаются грабежами, разбоями, убийствами и поднимают открытые восстания» (Деникин А.И. Очерки русской смуты).

У горцев оказались и свои красные, а также, как и везде, там при поддержке Турции подняли голову бандитские самостийные националистические движения, начавшие изгонять русское население.

К началу марту-апрелю 1920 г. Терская область и Дагестан были окончательно заняты красными, которые немедленно приступили к выселению русских казачьих станиц ("прислужников самодержавия"), чтобы передать их земли чеченцам и ингушам, "угнетавшимся в тюрьме народов". В конце апреля были повторно выселены казаки четырех станиц Сунженской линии, вернувшиеся было обратно при Деникине, затем под предлогом участия казаков в контрреволюции были выселены еще пять станиц: Ермоловская, Романовская, Самашкинская, Михайловская и Калиновская, а их земли были переданы чеченцам.

Однако продолжительное время после выселения казаков чеченцы не изъявляли желания переселяться в очищенные для них станицы и, подобно казакам, заниматься земледелием. Утрата удерживающей имперской власти вела и к возвращению старых разбойных привычек. Побывавший в Чечне штабс-ротмистр Де Витт писал: «Вся домашняя работа, хозяйство, работа в огородах и проч. лежит на женах, количество которых зависит исключительно от средств мужа… Мужчины же, как правило, вообще ничего не делают и страшно ленивы. Назначение их – защита своего очага от всевозможных кровных мстителей. Грабеж как средство существования в их жизни совершенно узаконен, особенно если это касается ненавистных соседей их – терских казаков, с которыми чеченцы с незапамятных времен ведут войны. Все мужчины, и даже дети, всегда при оружии, без которого они не смеют покинуть свой дом. Грабят и убивают они преимущественно на дороге, устраивая засады; при этом часто, не поделив честно добычи, они становятся врагами на всю жизнь, мстя обидчику и всему его роду. Торговли они почти не ведут, разве что лошадьми. Край богат и при женском только труде кормит их с избытком» (Де Витт Д. Чеченская конная дивизия).

В конце 1920 и начале 1921 гг. в предгорных и горных районах Северного Кавказа были организованы две новые советские автономии – Дагестанская АССР и Горская АССР. При этом Горская АССР была разделена на 7 национальных округов, одним из которых стал Чеченский национальный округ с центром в Грозном. В ноябре 1922 г. Чеченский округ был выделен из Горской АССР и преобразован в Чеченскую автономную область. Грозный, однако, не входил в состав области и имел статус автономного города. Лишь 1 апреля 1929 г. Грозный был включен в состав Чеченской АО. С 15 января 1934 г., после объединения Чеченской и Ингушской АО, Грозный стал центром Чечено-Ингушской автономной области.

 






        127053, Москва, 1-й Колобовский переулок, д.1, стр.2
        (495) 699-72-58, 694-96-12


     Made in RopNet