Храм на Петровке при ГУ МВД г. Москвы




Поиск:


Сегодня 20 октября 2017г.

Архив новостей:

« 2017 »
« »
пнвтсрчтптсбвс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829






25.11.2014

Военно-спортивные сборы для детей и молодежи.


ИГРА В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ

В наше время нередко можно услышать вопросы о казачестве. Возродится ли оно? Когда? В каких формах? Хотя, наслушавшись споров на данную тему, возникает иное впечатление: при подобной постановке вопросов никакого толку не будет. Его в принципе не может быть. Сами подумайте и представьте, если бы в далеком прошлом степные удальцы принялись рассуждать и взвешивать – зарождать ли казачество? Когда? В каких формах? Ну и что у них получилось бы? Нет, они пустопорожними словами не тешились. Не болтали, не теоретизировали. Они действовали. Кстати, в XV- начале XVIв. служили еще не государству. Не по призыву, не по разверстке. Служили вере, народу православному – и понимали себя «воинами Христовыми».

Ведь в те времена Русскую землю со всех сторон окружали гнезда хищников и басурман: Казанское, Астраханское, Крымское ханство, Ногайские орды. Они сделали основным своим промыслом охоту за рабами. Налетев, истребляли «нетоварное» население. А молодежь, детей, вязали бесконечными вереницами и угоняли в полон. Сбывали на невольничьих рынках оптом и в розницу, бизнес был чрезвычайно выгодным. Новые хозяева распределяли приобретенный товар. Кого в работу, выкачивая прибыли, кого в гаремы или увеселительные заведения. «Обасурманивали», чтобы забыли родные корни и родную веру.

Казаков-то еще было немного. Но они считали своим священным долгом защищать единоверцев. Вели разведку, предупреждая людей об опасности. Отбивали вереницы парней и девчат, обозы ребятишек, которых окружающие вороги утаскивали в рабство. Думали ли тогдашние казаки, что они «зарождают», «возрождают»? Нет, они делали то, что считали необходимым. Спасти хотя бы кого-нибудь, кого получится, кого Бог даст. А вокруг этих дел формировались отряды, станицы. Формировалось само казачество…

Стоит отметить, что сейчас условия сложились точно такие же! Нашу страну и наш народ облепили  хищники всех сортов. «Лишнее» население уничтожается – травит само себя дешево подсунутым алкоголем, наркотиками. А молодежь и детишек сотнями и тысячами уводят в неволю. Уводят набегами средств массовой информации, захлестнув арканами интернета. Их расхватывают и растаскивают сектанты, сатанисты, половые извращенцы, порнографические гаремы, космополиты, пропагандисты «красивых образов жизни», режиссеры игромании и шоу-бизнеса. Их оболванивают и «обасурманивают», превращая в безмозглый скот – который удобно «прикармливать» всякой шелухой. А если понадобится – удобно отправить на убой…

Но это значит, и перед казаками задача стоит та же самая. Спасти, выручить, отбить – хотя бы часть. Хотя бы, кого сможем. Иначе через одно поколение не останется ни России, ни русских… Главной опорой в этой деятельности выступала и выступает Православная Церковь. Она по самой свое сути выступает наиболее весомой силой в противостоянии с антихристианским и антирусским натиском. Она способна грамотно наставить и направить стихийных защитников веры, сплотить их вокруг себя. Наконец, если вера без дела мертва, то и дело без веры мертво. Любая организация без Божьего благословения окажется домом, повтроенным на песке. Первые же серьезные шквалы развалят ее…

Одним из самых эффективных направлений воспитания подрастающего поколения является военно-патриотическая работа. Потому что это интересно самим ребятам. Это увлекает, захватывает. Это приобщает к историческим корням и подвигам предков, но и позволяет проявить свое «я», испытать себя на прочность. Почувствовать себя будущим защитником страны, народа. Это нужно России, но оказывается важным и для самих мальчишек. Таким образом, защита от чуждых воздействий создается не только пассивная (отвлечь их на время проведения тех или иных мероприятий), но и активная – вырабатываются «противоядия» от тех или иных нравственных и духовных ядов.

А организовать интересные военно-патриотические дела на самом-то деле не столь уж сложно. Например, 22-23 ноября в окрестностях деревни Бывалино Павлово-Посадского района Московской области состоялась большая военно-тактическая игра в честь св. Архистратига Михаила. Игра, кстати, пользуется значительной популярностью, проводилась уже пятый раз. Погода-то стояла суровая. Днем минус четыре-пять, ночью до минус двенадцати. Тем не менее, для участия съехалось пятнадцать команд из Москвы и разных районов Подмосковья, более полутора сотен юных бойцов в самом широком спектре возрастов – были и дети 7-8 лет, и подростки, и студенты. Но для всех это стало интересно!

Просмотреть изображение

Между прочим, изначальную идею игры подала именно плохая погода, какой она бывает в конце ноября. Но в таких же условиях наши деды сражались под Москвой, под Сталинградом. Настоятель храма св. великомученика Никиты в дер. Бывалино игумен Амвросий (Шевчук) поддержал и благословил задумку. Гостеприимно предоставил свою территорию в качестве базы. Мало того, сам внес немало ценных предложений в сценарий игры. В разные годы она проводилась в дождь, в слякоть, в месиве грязи и мокрого снега. В 2014 году участников испытал на прочность мороз.

За подготовку нынешней игры взялись сразу несколько организаций – Учебная команда «НП по содействию возрождению казачества», ассоциация военно-патриотических клубов «Резерв», Хуторское казачье общество «Алексеевское», Учебная сотня им. Доватора Центрального казачьего войска. Подключились и отдельные энтузиасты. Кипели напряженные перезвонки, переписки, уточнались участники, обеспечение. Наконец, наступает назначенная дата, 22 ноября. С утра возле Бывалинского храма одна за другой останавливаются машины. Из рейсовых автобусов целыми взводами выплескиваются ребята в камуфляже, обвешанные рюкзаками со снаряжением, макетами оружия.

В полдень взмывает сигнальная ракета – общее построение. Рассчитываем команды, делим на две стороны, «синих» и «зеленых». Еще раз довожу до всех правила игры. Год от года они не остаются неизменными. Три первых игры мы разделяли участников на старших и младших. Старшие, невзирая на погодные условия, базировались в лесу или в поле, должны были взять условный «населенный пункт» - домики летнего лагеря «Никита» при храме. Младшим предписывалось оборонять его в течение суток. В прошлом году сценарий отновывался на проводке конвоев. Одна сторона должна была провести восемь групп из полевого лагеря на основную базу. Другая перекрывала подступы и перехватывала их. А на этот раз «синих» и «зеленых» разделяем так, чтобы были равны по силам – в той и другой учебных ротах примерно одинаковое количество участников, примерно одинаковое соотношение возрастных групп, старших и младших, примерно одинаковое количество парней и девчат.

Просмотреть изображение

Условия для тех и других предусматриваются тоже одинаковые. «Синим» под командованием Ивана Черкунова предстоит удалиться не менее 2 км в восточном направлении. «Зеленым» под руководством Романа Корчагина – на такое же расстояние на запад. Обе стороны должны сутки продержаться в полевых лагерях. Каждая оборудует штаб, там находится знамя. Прикрывают штаб три блок-поста. Задача – захватить штаб противника и удержать свой. Хардболом и стрэйкболом мы не занимаемся, боевые действия чисто тактические. При лобовом столкновении потери считаем равными. При штурме укрепленных пунктов атакующих выбывает вдвое больше, чем обороняющихся. Засада, если ее не заметили, поражает «неприятеля», а сама потерь не несет. Спорные вопросы решают посредники – с «зелеными» уходит группа опытных инструкторов из сотни им. Доватора, с «синими» - из Гребневского Пресвятой Богородицы казачьего поста.

Основная база в лагере «Никита» пустеет. Здесь остается доктор Илья Кочетков, развернувший пункт оказания медицинской помощи (к счастью, она никому так и не понадобилась). С несколькими ребятами приехали мамы. «Поболеть» за детей, чем-то помочь. Доселе незнакомые женщины быстро находят общий язык между собой, организуют импровизированное тыловое обеспечение – чай, бутерброды, печенье. Не только для своих, а для всех, кто заглянет погреться. Ну а заглянуть должны в первую очередь «убитые». Старший научный сотрудник Академии Наук Александр Георгиевич Шевченко готовит тетрадь –  те, кого условно «подстрелили» должны зарегистрироваться у него, отдохнуть в течение часа, а потом получить отметку в своей личной карточке – они возвращаются в игру.

Но на базе долгое время тихо. «Синие» и «зеленые» разошлись далеко, потеряли друг друга. Устраивают полевые лагеря, разжигают костры, собирают дрова. Готовят себе покушать. Постепенно начинают и активные действия, высылают разведывательные группы. Вот тут у Шевченко появляются первые «клиенты» - двое «синих» и двое «зеленых» неожиданно наткнулись друг на друга. Соответственно, «самоуничтожились». Однако в 17 часов уже начинает темнеть. Поиски лагарей и блок-постов «противника» сразу же значительно осложняются. Опять наступает затишье…

Впрочем, оно обманчивое. Где-то в темноте неслышно передвигаются отряды. «Синие» взялись планомерно обследовать местность квадрат за квадратом, выискивать лагерь и блок-посты неприятеля. Впоследствии выяснилось, что ошиблись. Начали поиски слишком близко и до реального расположения не добрались. «Зеленые» очень быстро обнаружили основной лагерь «синих» - по гомону, по голосам. Но не смогли выявить блок-постов, прикрывающих его.

Просмотреть изображение

А командир «зеленых» старший лейтенант Корчагин применил весьма полезное и интересное новшество. Он использовал радиостанцию не только для связи со своими боевыми группами, но и озвучил эту связь в своем лагере. В результате мальчишки, оставленные охранять базу, поддерживать костер или девочки, готовящие еду, не чувствуют себя ущемленными «бойцами второго сорта». Они слышат доклады, как действуют их товарищи, представляют общий ход операции – и сами ощущают себя частичками общего целого.

Вообще надо сказать, что «зеленые» действовали более слаженно, более целенаправленно. Постепенно стали теснить «синих» маневренными группами, засадами. Перенесли действия на «территорию противника» - на восточную половину зоны игры. На основную базу тянутся группы «убитых». Очень хорошо действует отряд команд «Платовец» и православной гимназии «Ковчег» из Анискино. Перехватил засадами несколько групп «зеленых». А когда понял, что его обнаружили, вступил в открытый «бой». Под прикрытием этих отрядов выдвигаются казачата из Гребнево, даже в темноте продолжают разведку местности. Отличилась и группа «Коврики» из московского клуба «Наша армия» и нескольких гимназисток, выбивает «неприятелей» одного за другим.

Однако ночью приходится «сражаться» не только с условным противником. Ощутимо примораживает. Самых младших участников, воспитанников детского приюта при храме св. Никиты решено все-таки эвакуировать домой. Но какие же они возбужденные, радостные! Наперебой тараторят воспитательницам, как они «воевали». А у меня наперебой просят подтверждения, что завтра утром их непременно заберут, и они продолжат свои подвиги. Попозже, около трех часов, звонят командиры, просят разрешения вывести из лагерей еще две группы – тех, кто очень замерз. Что ж, правилами это допускается. Ребята, временно вышедшие из игры, собираются там же, где «убитые», в отапливаемом домике летнего лагеря. Кто-то отогревается чаем, приготовленым чьими-то мамами, кто-то устраивается поспать на нескольких кроватях или на матрацах, разложенных прямо на полу.

Просмотреть изображение

Но большинство участников стойко переносит экстремальные условия. Руководители команд и инструкторы подсказывают, как переночевать возле костра – как правильнее развести его, как правильнее лечь, чтобы и согреться и не поджарить одежду. Некоторые команды позаботились взять солидную экипировку – полушубки, ватные штаны, ушанки. Или армейские спальники, подходящие для зимних условий. В общем, ночь становится отличной тренировкой по выживанию. Правда, «боевые действия» не прекращает даже мороз. Совершенно задубевших и измотавшихся «ковриков» на удобной позиции сменяют двое «снайперов» из Монинского храма св. Александра Невского. Продолжают докладывать об успехах, увеличивают «боевой счет».

А едва рассвело, «зеленые» предпринимают попытку нанести серьезный удар – захватить хотя бы один из блок-постов. Отряд выступил из лагеря, собирая по пути засады и заставы, решительно направился к цели. Посредники, находившиеся у «синих», обратились ко мне и заранее предупредили, что атака будет откровенно «самоубийственной». Штурмовой отряд допустил ошибку, нацелился вовсе не на блок пост, а на основной лагерь – восемнадцать стволов против пятидесяти. Но… смельчакам «повезло». Потому что командир «синих» тоже решил выслать отряд, напоследок потрепать «зеленых». Оба отряда столкнулись на узкой дорожке, оба понесли одинаковый урон.

Этот «бой» стал последним. В 10 часов, по условиям игры, «война» прекратилась. Шестеро «синих» только-только разохотились проследить за «зелеными», возвращавшимися в свой лагерь, но их разочаровали – разведданные больше не понадобятся, а победы не будут засчитаны. Ребята снимают лагеря, собирают вещи. К двенадцати две колонны выбираются на шоссе навстречу друг другу. Последнее построение общее, подводим итоги. Основную задачу со взятием штаба и захватом знамени не выполнил никто. Вспомогательную задачу, овладеть блок-постами, тоже выполнить не удалось. А по общему счету потерь верх взяли «зеленые», выбили 49 «неприятелей», потеряв 32 своих.

И все-таки выделять победителей и проигравших не хочется. Те и другие играли упорно, на равных. Если же «синие» в чем-то уступили, то сказались и факторы, от них не зависящие. Например, Иван Черкунов впервые тренировался в роли командира роты, а против него был кадровый офицер, прошедший через Косово. Но ведь кому-то надо учиться. А правильным итогом будет честная «боевая» ничья. Наверное, такой итог самый правильный. Достаточно взглянуть на лица участников игры. Усталые, невыспавшиеся, прокопченые кострами. Но довольные, задорные, веселые. Они проверили себя на прочность – и выдержали. Они «провоевали» сутки. Чему-то научились. Их переполняет масса впечатлений, которые они понесут дальше – по своим школам, семьям, друзьям, знакомым.

По традиции, наши игры завершаются молебном в здешнем храме. Сияют свечи, отражаясь на окладах икон. Возносятся к высокому куполу голоса священников и певчих. Ребята и девчата прикладываются к раке с мощами св. великомученика Никиты – он был воином, и пришли к нему юные воины. Здесь же вручаем грамоты. Для пятнадцати команд оценка одинаковая, «проявили себя достойно». Потом всех ребят и девчат ждет гостеприимная трапезная храма, на столах для всех накрывается вкусный )и горячий!) обед…

Полторы сотни участников расстаются, прощаются. Обмениваются телефонами и «вконтактами» - уже слышны первые воспоминания. «А помнишь, как в засаде…», «А помнишь, как мы с тобой заблудились…», «Я и не подозревал, что в лесу без компаса так просто можно закружиться! И так близко! Всего минут за пять круг сделали и вышли обратно на свой же пост!» Этих воспоминаний будет гораздо больше. Что-то забудется. А что-то останется на всю жизнь… Уезжаем и мы. Благословляемся у отца Амвросия, прощаемся до новых встреч, новых интересных мероприятий.

Купол храма св. Никиты удаляется за окном автобуса. Блестит золотом купола в лучах скупого ноябрьского солнышка. Будто в надвигающихся сумерках горит над полями огромная розовая свеча. Рука невольно тянется перекреститься. Слава Богу за все! Слава Богу за эти несколько дней: необычных, бурных, переполненных событиями. Слава Ему за все впечатления, переживания, знакомства. Слава Богу за то, что позволил послужить Ему. Слава Богу, что помог увлечь и зажечь наших замечательных детей и подростков. Отбить кого-то из них из вражьего плена бездуховности и гнили. Если хоть в какой-нибудь мере это удалось – значит, работали не зря. Слава Богу!

 

                                               Валерий Шамбаров

                                               Казачий полковник, походный атаман (руководитель игры)






        127053, Москва, 1-й Колобовский переулок, д.1, стр.2
        (495) 699-72-58, 694-96-12


     Made in RopNet