Храм на Петровке при ГУ МВД г. Москвы




Поиск:


Сегодня 30 марта 2017г.

Архив новостей:

« 2017 »
« »
пнвтсрчтптсбвс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031






11.10.2013

Славные имена России. Композитор Бортнянский Дмитрий Степанович.


Дмитрий Степанович Бортнянский родился в 1751 г. в городе Глухове на Украине в казачьей семье. Первые азы музыкального искусства будущий композитор постигал в певческой школе родного города.  В 1758 г. способный мальчик был взят певчим в Петербург в Придворную певческую капеллу. В 1769 г. отправлен в Италию для обучения музыке, где прожил  10 лет. В Венеции и Модене им были поставлены оперы "Креонт", "Квинт Фабий", "Алкид"; тогда же им были созданы хоровые сочинения на католические и протестантские религиозные тексты. Это заграничное учение дало Бортнянскому опыт организации исполнительского мастерства, но, к сожалению, "озападнило" его как композитора.

В 1779 г. Бортнянский вернулся в Россию. В 1780–1784 гг. – капельмейстер Придворной певческой капеллы, руководил хорами в Сухопутном шляхетском корпусе и Смольном институте. В 1758 г. Бортнянский получил назначение капельмейстером при "малом" дворе Великого князя Павла Петровича, будущего Императора. С 1796 г. Бортнянский – управляющий Придворной певческой капеллой, главным хором Российского государства, с 1801 – директор Придворной певческой капеллы. В 1804 г. избран почетным членом Академии художеств в Петербурге. В 1791–1814 гг. написал ряд кантат и ораторий на стихи Г.Р. Державина, Ю.А. Нелединского-Мелецкого, П.А. Вяземского, М.М. Хераскова. В 1816 г. Бортнянский назначен цензором всех издаваемых в России нот духовной музыки. При Бортнянском исполнительское мастерство придворного хора достигло больших высот, а положение и образование певчих значительно улучшились.

В XVIII веке, при отсутствии аппаратов звукозаписи и ее воспроизведения, при отсутствии радио, живая музыка являлась важной частью дворянской и придворной жизни, поэтому и в великокняжеской усадьбе она звучала постоянно как в праздники, так и в будни. В обязанности Бортнянского входило создание произведений для всевозможных нужд членов семьи наследника престола. Музыка композитора украшала семейные торжества с иллюминациями и фейерверками, под нее танцевали во дворце на балах и маскарадах, его марши сопровождали парады и военные забавы Великого князя Павла Петровича, а летними вечерами в павильонах парка или прямо под открытым небом звучали его романсы, сонаты и пьесы. Позднее под музыку Бортнянского в Павловске чествовали Александра I, возвратившегося победителем с войны 1812–1814 гг..

В 1792 г. Императрица Мария Федоровна выделила Дмитрию Степановичу в своей любимой резиденции участок земли с домом и большим садом на высоком берегу речки Тызвы, рядом с Бертоновым мостом, и с прекрасным видом. Рядом с усадебным домом композитор построил помещения для летнего проживания придворных певчих из Петербурга. Там же проходили репетиции и иногда давались концерты.

В Петербурге Бортнянский имел собственный дом на Большой Миллионной улице, 9, сохранившийся до наших дней (в советское время "ул. Халтурина"). Там размещалась собранная композитором великолепная картинная галерея. В этом доме композитор и умер 27 сентября/11 октября 1825 г. Согласно легенде, почувствовав приближение смерти, он вызвал к себе певчих капеллы и попросил их спеть свое произведение "Вскую прискорбна еси душе моя". С его последними звуками сердце композитора перестало биться. Бортнянского погребли на Смоленском кладбище, а с созданием в 1937 г. в Александро-Невской лавре некрополя мастеров искусств его прах и памятник – гранитный обелиск были перенесены в мемориальный парк монастыря.

Как глава Придворной капеллы и автор духовных произведений Бортнянский оказал большое влияние на церковное пение в России XIX в. Духовно-музыкальные произведения Бортнянского включают около сотни богослужебных песнопений (в том числе двухорных), около полусотни духовных концертов, литургию, обработки традиционных распевов. Весь этот репертуар исполнялся повсеместно в течение всего XIX в.; такие произведения, как "Херувимская песнь № 7", великопостное трио "Да исправится молитва моя", ирмосы канона св. Андрея Критского "Помощник и покровитель", рождественские и пасхальные концерты, звучат в русских храмах и по сей день.

Однако следует отметить, что многие из них отличаются излишней пышностью и красивостью, "концертностью" – в ущерб молитвенности, особенно произведения для больших многоголосных хоров. Это была дань общему духу и стилю столичной жизни того времени, своеобразное выражение духа петровских реформ в церковной музыке. Прежнее старообрядческое певческое искусство сохранялось преимущественно в провинции и в крупных монастырях.

В столицах же XVIII век стал периодом упадка и в иконописи, и в церковном пении, которое все более секуляризируется, особенно во второй половине столетия, когда при дворе стали работать приглашенные итальянские мастера: в числе прочего они писали музыку на православные тексты и обучали певчих Придворной капеллы, которые, наряду со службами, нередко пели в опере.

Авторское творчество в церковной музыке в эту эпоху также нередко приобретало светские черты и даже соприкасалось с оперным, что заметно и у Бортнянского. Стиль его ориентирован на классицизм (с элементами сентиментализма), правда, это умело сочетается с основами традиционного обиходного пения, с использованием народных песенных интонаций, в том числе малороссийских.

Впрочем, к эпохе Бортнянского относятся и первые попытки вернуться к русскому древнему пению, и сам Бортянский пытался его возродить в обработках старинных распевов. За ним последовал еще один сотрудник Придворной капеллы — протоиерей Петр Турчанинов. Созданная ими модель "гармонического пения" (то есть многоголосного переложения традиционных мелодий по законам классической гармонии) использовалась в творчестве композиторов петербургской школы, таких, как А.Ф. Львов, Г.А. Ломакин, Н.И. Бахметев, Г.Ф. Львовский, А.А. Архангельский и другие, вплоть до ХХ в.

Идея возвращения к национальным основам в музыке и поисков своей русской гармонии получила теоретическое обоснование в трудах В.Ф. Одоевского, протоиерея Димитрия Разумовского и других авторов (преимущественно связанных с Москвой как хранительницей древних традиций), а затем в творческих опытах М.И.Глинки (в нескольких переложениях распевов, сделанных им в последние годы жизни), а начиная с рубежа 1880-х гг. – в сочинениях и переложениях П.И. Чайковского, Н.А. Римского-Корсакова, А.К. Лядова, М.А. Балакирева, С.И. Танеева и других композиторов. Этот процесс "национализации" русской музыки можно сравнить с развитием "славянофильства" в области идеологии.






        127053, Москва, 1-й Колобовский переулок, д.1, стр.2
        (495) 699-72-58, 694-96-12


     Made in RopNet