Храм на Петровке при ГУ МВД г. Москвы




Поиск:


Сегодня 24 марта 2017г.

Архив новостей:

« 2017 »
« »
пнвтсрчтптсбвс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031






ПОМНИМ!


                Уже четвертый раз в ночь на 22 июня на берегу р.Дрезны разгорается большой костер. Эту идею предложил настоятель храма святого великомученика Никиты в деревне Бывалино игумен Амвросий (Шевчук) – собираться в трагическую годовщину начала Великой Отечественной, отдать долг памяти всем, кто останавливал страшного врага, приобщать молодых людей к нашей горькой, нелегкой, но и славной истории…

                А накануне Ночи памяти и скорби там же, в Бывалино, во второй раз проводился казачий слет. Вместе с храмом св. Никиты его организовывал наш казачий отряд им. св. Александра Невского. В 2009 г. слет устроили в качестве эксперимента. Инструкторы – казачьи офицеры и унтер-офицеры, курсанты – воспитанники детского корпуса при храме, ребята из конно-спортивного клуба “Готфы”, юные прихожане. Надо признаться, не все тогда прошло гладко. Дело было для нас совершенно новым, хватало накладок и неувязок. И все-таки “первый блин” получился не “комом”. Детям запомнилось, задолго до лета они нетерпеливо спрашивали – будет ли слет в этом году? А ближе к июню даже и дни считали, сколько еще осталось?

                Впрочем, сам слет стал несколько иным: учли ошибки, внесли поправки. Да и друзей у нас за год стало больше. В учебных занятиях и походах, которые проводит наш отряд, участвовали молодые люди из других организаций. Многим понравилось, выразили желание и дальше действовать рука об руку, на приглашение приехать в Бывалино откликнулись мальчишки Гребневского Пресвятой Богородицы казачьего поста, военно-патриотический клуб “Сокол” из г. Королева.

                Открываем слет 13 июня – участники устраиваются, расселяются по домикам лагеря, вечером о.Амвросий и о. Андрей (Филиппенко) служат молебен, благословляют собравшихся. Но у о.Андрея имеется и особая задача. На этот раз решено назначить постоянного духовника слета, ему предстоит все время находиться при лагере, проводить общие молитвы, православные беседы. Забегая вперед, хочется сказать, что подобная практика вполне себя оправдала. Мне, как походному атаману, работать с о.Андреем было и легко, и полезно для дела, причем духовной сферой его обязанности отнюдь не ограничились. Если возникал неясный вопрос, какая-то проблема – с кем обсудить? Разумеется, с о.Андреем. А в результате любые мелкие трудности (которые обычно стоят ох как много нервов) преодолевались быстро и самым оптимальным образом.

                Еще одно новшество – нынешний слет был целенаправленно посвящен подготовке к 22 июня. Традиционно в Ночь памяти и скорби разыгрывается реконструкция боя между “советскими” и “немцами”. Сейчас решили сделать ее помасштабнее, более красиво, более зрелищно. В первый же день делим участников слета на “русских” и “противника”, начинаем репетиции. Хотя репетициями их называть не совсем точно. Скорее, они являются военно-спортивными тренировками – ведь предстоит отработать атаки цепями, перебежками, переползание по-пластунски, технику движений в перестрелке, элементы рукопашного боя. Приезжают инструкторы из Чкаловского казачьего цесаревича Алексея кадетского клуба, учат мальчишек и девчонок форсировать речку по-альпинистски, по канату.

                Ввели и “психологическую подготовку”: каждый вечер в клубе храма участники слета смотрят фильмы о Великой Отечественной. Специально отобрали классику советского кино, фильмы разных жанров, но такие, чтобы молодые люди смогли оценить и понять подвиг наших предков: “Два бойца”, “Небесный тихоход”, “Отец солдата”, “Офицеры” и др. Состоялась и встреча с ветераном войны Алексеем Даниловичем Кузьминым.

                Нет, не все шло по плану. Да оно и никогда не бывает, чтобы все по плану. Очень крепко проверяет нас на прочность погода. Тридцатиградусная жара обрывается ураганом. Шквальный ветер валит деревья, рвет с кровли жесть, поднимает на воздух всякий мусор. Личный состав укрывается в домиках, но храбрятся, стараются вылезти на крыльцо и полюбоваться на буйство стихии, приходится раз за разом прогонять детей обратно. А полюбоваться есть на что, картина впечатляющая – низко и грозно несутся тучи, причудливо клубятся, сверкают всполохами молний. По счастью, никто не пострадал, серьезных разрушений тоже нет, хотя, как передают, по окрестностям ураган напроказил изрядно: поломал столбы, порвал линии электропередач, на несколько часов прекратил движение по железной дороге.

                А потом на три дня заряжают дожди – мелкие, обложные, противные. Становится холодно, с неба сыплет и сыплет, во дворе лагеря расползаются и разрастаются широкие лужи. Характерная картинка: по команде “подъем” из домика выбегает Саша Журавлев, забывший на крыльце кроссовки, поднимает их и… с выражением крайнего удивления на лице выливает из кроссовок по доброй кружке воды. Пытаемся приспосабливаться. Некоторые занятия откладываем, другие переносим под крышу, проводим их в чайной лагеря, под навесом сцены. Но тренироваться-то надо, иначе не успеем. Выбираем моменты, когда дождик стихает, выходим на поле. Однако трава все равно мокрая, после каждого выхода и штаны, и обувь бывают насквозь. Согреться и обсушиться – у кухонной плиты. Постоянно ставим большие кастрюли, готовим горячий чай. Оборудуем сушилку, обкладываем плиту кирпичами, на них тесными шеренгами выстраиваются берцы, тапочки, кеды. Свободного пространства не остается, как только чья-то обувь подсыхает, ее место немедленно занимает другая.

                    Но наверное, и это было нужно. Без трудностей, без приключений, разве интересно? А дети держатся стойко, никто не хнычет, не жалуется. Кто помладше – безропотно отправляются в наряды по кухне, кто постарше – в ночные караулы. Охраняем себя сами, за порядком следим сами. На дежурства часто вызываются добровольно, расстраиваются, если заменяют кем-то другим. И очень быстро сплотились между собой. День-другой, и уже “забыли”, что они из разных городов, все стали друг для друга “своими”, “нашими”. Может быть, это удивительно, а может – закономерно, но за девять дней между ребятами не было ни одного серьезного конфликта. А когда требовалось помочь товарищам – пожалуйста. Позовешь – никто не пререкается: “А почему я? Почему не он?”

Кстати, несмотря на дожди, и простудных заболеваний не было. Никто не расклеился, не рассопливился. В общем, получилось, что тяготы не помешали, а наоборот, в какой-то мере помогали. Помогали сдружиться, мобилизовать себя. Да и программу непогода нарушила лишь отчасти. В дополнение к основным тренировкам успели вдосталь пострелять из пневматических пистолетов, позаниматься с шашками, с компасом и картой, слазить на колокольню, чтобы снять ориентиры на местности, познакомиться с историей храма св. Никиты. Воспитанники детского корпуса, ко всему прочему, каждый день трудились на театральных репетициях, готовили концертную программу. Причем энергии у ребят оставалось еще предостаточно. Когда дождик стихал, все свободные от занятий оказывались на футбольной площадке. А с четверга и небо очистилось, вновь засияло солнце.

                В субботу, 19 июня, весь лагерь направляется в храм на Литургию – исповедоваться, причаститься Св. Таин. Некоторые ребята причащаются впервые. В бытовой суете, в заботах, в учебе, в “невоцерковленных” семьях, еще когда они собрались бы сделать такой шаг? Но на слете все вместе, и сделать его легче. А о.Андрей целую неделю рядом, у него в любой момент можно получить нужные советы, разъяснения, наставления, чтобы шаг стал не механическим, а осознанным…

                Последние дни самые жаркие – во всех отношениях. Погода испытывает “в обратную сторону”, снова наехал тридцатиградусный зной. А подготовить еще предстоит ой-ей-ей сколько! О.Андрей и монахиня Капитолина, выкраивая любой свободный час, а то и ночами, записывают музыку. “Разрываться” приходится и Татьяне Александровне Ворониной: она старшина в девичьей казарме, на ней лежит работа с конниками, а теперь добавилась должность костюмера, подобрать форму и реквизит каждому участнику реконструкции. Ну а сами участники по два раза в день по жаре маршируют на поле, отрабатывают “сражение”, устраняют недоделки и шероховатости. Но опять не ропщут, не стонут – надо значит надо.

                Самых маленьких тренирует сотник Александр Абрамов. Ребятня любит “дядю Сашу”, постоянно облепляет его гурьбой. Да и он офицер редкий, далеко не у каждого хватило бы терпения научить разнокалиберных малышей ходить строем, разворачиваться из колонны в цепь. Дети настроены серьезно, выполняют команды со всем возможным для них пониманием долга. Закончив учения, не разбегаются, даже почти не шалят, ждут старших товарищей. Правда, за дисциплину и усердие им полагается “награда”, и малышня ее очень ценит – возможность после репетиции поплюхаться в “лягушатнике” на Дрезне.

                Девять дней казачьего слета были насыщенными до предела, а пролетели, как один миг. Будто только вчера заезжали в лагерь, катилось одно, другое, третье… и неожиданно обнаруживается, что слет уже позади. Вечером 21 июня последнее общее построение. О.Амвросий благодарит участников, дарит жетоны с образками русских святых. Командиры подразделений Алексей Степанов, Никита Какурников и Марина Евдокимова спускают флаги. Где-то в шеренгах девчонок раздается характерное похлюпывание носов. Почему? Говорят, жалко расставаться. Жалко, что все так быстро закончилось.

А я смотрю на лица: какие все-таки замечательные ребята! Не похожие друг на друга, со своими характерами, привычками, но люди-то чудесные. Дал бы им Господь счастья! С одними мы знакомы чуть больше недели, с другими пару месяцев, с третьими год-полтора. Интересно видеть, как они меняются, растут, и не только физически. Леша Стапанов год назад проходил первую науку руководить подразделением, а сейчас – по сути готовый командир, умело возглавляет отделение, а если нужно, справится и со взводом. Игорь Беспогоднов может покрасоваться, прихвастнуть, но он раскрывается в трудных ситуациях, мне доводилось это замечать на ноябрьских, февральских учениях, в дмитровском походе, лучшего помощника комадиру трудно пожелать. Повзрослел Леша Яковлев, в нем появились уверенность в себе, чувство собственного достоинства. Он уже не растерянный ребенок, не понимавший, зачем же его привели на первый казачий слет. Повзрослела и маленькая Лиза. Сейчас она сама поучает других детей, что нельзя все время виснуть на дяде Саше. Доказывает: “Он же тоже человек, ему отдохнуть надо!”   

                Ну а что касается расставаний, то мы еще не прощаемся. Впереди главное мероприятие, ради которого мы, собственно, и собрались. И не только мы, начинают прибывать остальные участники Ночи памяти и скорби. Появляется автобус из с.Сынково Подольского благочиния – о.Александр (Харламов) привез воспитанников конного клуба св. Владимира. Приезжает духовный наставник гребневских казачат о.Антоний (Коваленко) из Щелковского благочиния. Прибывают чкаловские кадеты во главе со своим неутомимым начальником хорунжим Аркадием Слесаревым, военно-историческая секция “Офицеры” молодежного центра г. Электрогорска под руководством Зейнаб Ишкурбановны Муженко, группа девушек из храма иконы Знамения Пресвятой Богородицы при УВД г.Москвы, пиротехники из православного военно-патриотического клуба “Доброволец” движения “Народный Собор”. С протоиереем Александром (Кувшинниковым) приезжает хор Воскресенского собора г. Павловского Посада. А Алексей Соколов и его группа энтузиастов с завода “Экситон” возятся со своей техникой – старыми автомашинами, раскрашенными под немецкие, “минометами”.

                Чем ближе ночь, тем больше и больше нас становится. Опять же, из разных мест, люди и организации разные, а собрала нас Православная Церковь. Конечно, это не случайно. В наше нелегкое время именно церковь, православные батюшки, становятся организаторами почти всех патриотических начинаний, работа с молодежью разворачивается по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия. К великому сожалению, далеко не всем подобная работа нравится. Хватает “бдительного” начальства, предпочитающего “на всякий случай” прижимать чистые и бескорыстные инициативы. Хватает и таких, кто не прочь вывернуть наизнанку и опорочить саму нашу историю. Вот и сейчас о.Амвросий приглашает меня и сотника Абрамова, информирует – накануне по окрестностям были развешаны плакаты о Ночи памяти и скорби, и в Павловском Посаде группа экстремистов устроила безобразную сцену, сорвала плакат, топтала ногами.

Созываю инструкторов, ставлю задачу – повысить бдительность, возможны провокации. Но парни и девушки крепкие, владеют рукопашным боем, дуракам и хулиганам разгуляться не позволят… Да и обстановка на поле у Дрезны явно не для них. Сюда стекаются люди, настроенные совершенно иначе. Рабочие храма св. Никиты потрудились на совесть – построена сцена, приготовлены места для зрителей. Но… зрители ли они? Нет, тоже участники. Здесь все участники, даже те, кто просто пришел посмотреть. Пришел – значит принес самого себя, свою волю, настроение, влил свою молитву в общую. И организаторы это учли. Над сценой поднят большой фанерный щит, а на нем единственное слово – ПОМНИМ. Оно сделано из жестяных полочек, а на полочки каждый ставит маленькую зажженую лампадку. 800 лампадок образуют слово ПОМНИМ. Оно видно издалека. Оно красиво и ярко светится в темноте, словно общее подтверждение памяти и верности воинским, православным традициям в окружающем нас мраке неверия, скепсиса, разложения.

Да, ПОМНИМ. Свидетельство этому – нынешняя ночь. Свидетельство – атмосфера добра, искренности и радушия, царящая вокруг костра. В стороночке дымит полевая кухня, там каждый желающий может подкрепиться тарелкой ухи, чашкой чая. А на сцене идет концерт. Сменяют друг друга профессиональные артисты и самодеятельность, звучат стихи, льются песни. В основном, конечно, военные, но поют и просто русские, они разносятся над бывалинскими полями широко, свободно, берут за сердце.

В перерыве между номерами мне тоже предоставляют слово. Как походному атаману, мне выпала честь посвятить в казачата бывалинских и гребневских ребят. Далеко не всех, а лишь тех, кто уже проявил себя в учениях и походах. Они выстраиваются в шеренгу возле костра – лица серьезные, взволнованные. По старинному запорожскому обряду задаю им два вопроса: веруют ли в Господа нашего Иисуса Христа и Пресвятую Богородицу? Будут ли биться, если Отчизне придется лихо? Дважды звучит ответ: “Да, батько!” Приказываю преклонить колено. Рыцарское прикосновение к плечам атаманской шашки, поцелуй шашки – и православного креста у о.Андрея. Приветствуем поверстанных казачат дружным троекратным “Любо!”…

А стрелки часов постепенно приближаются к половине четвертого. К автобусу стягиваюися участники реконструкции. Без суеты, по порядку, получают костюмы, деревянное и пневматическое оружие, командиры разводят “бойцов” на исходные позиции. На островке за Дрезной построена “застава”. Стоят пограничные столбы, вышка, макеты домиков. По дороге под немецкие марши выползает колонна машин. Из кузова высыпают “солдаты” в черной форме, шагают мимо зрителей уверенно, браво…

Без пяти четыре… Музыка выключена, голоса смолкли. О.Амвросий предлагает собравшимся послушать тишину. Обычную предутреннюю тишину. Природа начинает просыпаться после ночного сна – точно так же, как было 69 лет назад. А в 4.00 тишина взрывается. Рев пикирующих самолетов, сирены, взрывы. “Бойцы” на заставе мечутся, ложатся, с вышки слетает часовой. Пиротехники, сотник Кобец и приказный Евсюгин, свое дело знают, подсыпают петердами густо, по всему островку. Землю заволакивает слой дыма, а когда взрывы смолкают, из дымной пелены выступают “немецкие” цепи – одна, другая, третья…

Так начинается “бой”. “Бой” за пядь земли. Эту фразу часто говорят и пишут, но редко обращают внимание на ее смысл. А ведь крошечный островок на Дрезне очень наглядно представляет такую “пядь”. И если вдуматься, то из смертельных схваток за “пяди”, щедро политые кровью, состояла вся война. Огромная война… Атаки сменяются контратаками. После жарких перестрелок закипает рукопашная. Тут свое искусство показывают парни из клуба “Сокол” – Алексей Веселов, Кирилл Аксенов, Роман Васютин, Коля Галиев и др. Смотрится эффектно. Но не только эффектно. “Драка” позволяет напомнить, насколько же жестокая и страшная штука – война. В ход идут приклады, автоматы, саперные лопатки, ножи…

Вот и последние защитники “погибли”. “Фашисты” бесчинствуют, поджигают заставу. Под веселую немецкую музычку на фоне полыхающих домиков солдаты беззаботно пускаются в пляс… Однако на смену “павшим” поднимаются другие. Звучит “Вставай, страна огромная”, “разведгруппа” из нескольких девушек карабкается на противоположный берег по канату, а с поля движется “ополчение”. В него вошли те, кто приехал в последний день и не успел попасть на репетиции, вошли и самые младшие участники казачьего слета. “Дядя Саша” Абрамов сам учил их, сам и ведет в “бой”. Отдает команду, и крошечные фигурки “солдатиков” в плащ-палатках и касках бегут по мосткам, карабкаются по склонам, захватывают минометную батарею.

“Враг” окружен, но все еще не сдается, занял круговую оборону, отстреливается. Наконец, несется конница – великолепные всадники из конно-спортивных клубов “Готфы” и св. Дмитрия Донского (с. Козлово). За ними дружно поднимается пехота. И тут уж “немцам” деваться некуда. Разбегаются по кустам, отступают к мостам – но там дорога перекрыта, там залегли маленькие “ополченцы”. “Противник” поднимает руки, колонну “пленных” ведут мимо зрителей, рядом гарцуют конники…

А потом выстраиваются вместе – и те, кто изображал “немцев”, и те, кто был “советскими”. Они чуть-чуть соприкоснулись с войной. Соприкоснулись на инсценировке. Но мыслями, душой, они побывали там, в 1941-м, и наверное, не забудут этого…Четыре священника, о.Амвросий, о. Андрей, о.Александр и о.Антоний служат панихиду по воинам, не вернувшимся с фронтов. Служат и по тем, кто вернулся, но после войны ушел и продолжает уходить в мир иной – от старых ран, от болезней, по возрасту. Много ли их осталось, ветеранов? А мы вместе молим Господа о упокоении душ убиенных и усопших, вместе подтверждаем еще раз – да, мы ПОМНИМ.     

                Над лесом восходит солнце. Мирное утреннее солнце 2010 года. Вот теперь-то наступает пора расставаться. Кто-то рассаживается по машинам, кого-то забирают родные, кто-то ждет автобусов. Воспитанники храма св.Никиты тоже засобирались домой, к своим любимым воспитательницам, в свой привычный и уютный детский корпус. Домой… Через несколько часов лагерь пустеет. Уезжаем и мы с дядей Сашей. До свидания, раздольные бывалинские поля! До свидания, светлый и гостеприимный храм св. Никиты! Если Господь благословит, то мы, конечно же, вернемся! Ну а напоследок мне остается низко поклониться всем, кто был рядом в эти дни, с кем мне посчастливилось работать – и взрослым, и детям. Спасибо вам за то, что вы были такими как есть!

 

                                                               Валерий Шамбаров,

                                                               Полковник, член союза писателей России.

                                                               www.shambarov.ru






        127053, Москва, 1-й Колобовский переулок, д.1, стр.2
        (495) 699-72-58, 694-96-12


     Made in RopNet