Храм на Петровке при ГУ МВД г. Москвы




Поиск:


Сегодня 25 мая 2017г.

Архив новостей:

« 2017 »
« »
пнвтсрчтптсбвс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031






Император Николай I.


"Мы этого не должны, именно потому, что мы - христиане", - вот простые слова, которыми Император Николай I "опередил" и свою и нашу эпоху, вот начальная истина, которую приходится напоминать нашему обществу!" (Из статьи Вл. Соловьева к 40-летию со дня кончины Николая I).

Имя Государя Императора Николая I стоит в ряду наиболее оклеветанных русских правителей. Он был оклеветан и современниками и историками ­ западными, либеральными российскими, и, разумеется, советскими. Все они всегда дружно чернили тех, кто старался сохранить традиционные национальные устои общества и сопротивлялся насаждаемому безбожному либерализму под названием "прогресса".

Императору Николаю I удалось выполнить политические замыслы своего отца Павла I, убитого в результате масонского заговора за попытки стать самодержавным, общенародным царем и править в интересах всех слоев народа, а не одного только "вольного дворянства".
Таким общенародным Царем-самодержцем, избавившимся от опеки промасоненных дворянских кругов, стал Николай Павлович. Он родился 25 июня 1796 г. и был третьим сыном Императора Павла Петровича. Рос удивительно крепким физически, спокойным, уравновешенным мальчиком. В 1817 г. женился на старшей дочери прусского короля, принявшей после присоединения к Православию имя Александры Федоровны (семеро их детей обеcпечили в дальнейшем многочисленное потомство Романовых).
Вступление Государя Николая I на престол омрачилось мятежом декабристов. Тогда было объявлено, что его брат Император Александр I скончался 19 ноября 1825 г. (хотя скорее всего это не соответствовало действительности: он ушел из мирской жизни и впоследствии с ним связывали появление в Сибири старца Кузмича). Войска по установленному порядку сразу же принесли присягу второму сыну Императора Павла I Константину Павловичу как законному наследнику. Ибо никому не было известно о заблаговременном отречении Константина от прав престолонаследия еще в 1822 г. по причине неподобающего и неравнородного брака (второго) с католичкой, нарушившего фамильные законы. Сам Константин после смерти Александра сразу принес присягу своему младшему брату Николаю Павловичу.
Возникшей двусмысленностью воспользовались масонские заговорщики. Когда 14 декабря должна была приноситься еще раз присяга Петербургского гарнизона – уже Императору Николаю Павловичу, два гвардейских полка, обманутые своими офицерами, подняли восстание и вышли на Сенатскую площадь. Бунт был легко подавлен. Следствие установило причастность заговорщиков к масонским ложам, связанным с западными "братьями", выяснились их намерения истребить всю Императорскую Фамилию и перестроить Россию по западным масонским планам. Суд приговорил к смертной казни 36 человек, но Государь помиловал большинство, изменив приговор на ссылку в Сибирь, казнены были только пятеро главарей (имена которых по сей день, к сожалению, украшают улицы русских городов).
После подавления мятежа Император Николай I принял необходимые меры безопасности, доставившие ему прочную славу реакционера: закрыл все обнаруженные масонские ложи (они были запрещены еще при Александре I в 1822 г., но продолжали тайно действовать), усилил военно-бюрократический аппарат, централизовал административную систему, учредил политическую полицию (Третье отделение Собственной его императорского величества канцелярии), установил цензуру на печатные издания. В 1833 г. Государь Николай I упорядочил и ввел в действие Свод Законов Российской Империи (в 15 томах), подготовленный М.М. Сперанским. Эти законы, впоследствии дополнявшиеся, юридически действительны по сей день. При Императоре Николае I появился также наш Русский государственный гимн "Боже, Царя храни!" (Молитва Русского народа), созданный в том же 1833 г. композитором А.Ф. Львовым на слова В.А. Жуковского.
Благородство русского монарха очень наглядно проявилось в его отношении к Пушкину и его почти декабристскому вольнодумству. Вопреки инсинуациям советских историков, Император Николай I высоко ценил Пушкина и тяжело переживал его приближающуюся смерть. Близкий к Государю П.Д. Киселев отметил, что после смертельного ранения поэта на дуэли Его Величество сказал: «Я теряю в нем самого замечательного человека в России». В записке поэту Николай I написал: «Если Бог не велит нам уже свидеться на здешнем свете, посылаю тебе мое прощение и мой последний совет умереть христианином. О жене и детях не беспокойся, я беру их на свои руки». Жуковский, привезший это письмо Государя, писал потом, что Пушкин просил его: «Скажи Государю, что я желаю ему долгого, долгого царствования, что я желаю ему счастия в его сыне, что я желаю ему счастия в его России». Друзьям Пушкин перед смертью признавался: «Жаль, что умираю: весь его был бы», – имея ввиду Царя. Государь заплатил все долги Пушкина и взял на себя материальную заботу о многочисленной семье поэта.
Николай I обладал не только крепким здоровьем, но и нравственно крепким здравым смыслом. Он считал, что здоровое общество следует строить в строгой гармонии сословий по модели патриархальной семьи, где каждый имеет свое назначение, младшие члены семейства беспрекословно подчиняются старшим и за все отвечает глава семьи - отец, с которым он отождествлял Самодержца. Иерархическим оформлением этого идеала стала знаменитая "уваровская триада", три священных начала Российского государства: Православие–Самодержавие–Народность - эта триада позже стала знаменем русских народных сил в сопротивлении революции. Как ни "проста" она кажется тем, кто не особенно чтит эти основополагающие ценности, – она представляет собой их верную иерархию, значимую также и в наши дни.
Свое самодержавное правление Государь Николай Павлович ощущал как исполнение долга Помазанника перед Богом, как обязанность вести народ вместе с Церковью к спасению в Царство Божие. В своем служении Богу он видел и смысл жизни: «Я смотрю на человеческую жизнь только как на службу, так как каждый служит». Поэтому, хотя принцип симфонии, нарушенный Петром I, и не существовал более официально, он во многом осуществлялся в государственной практике. Николай I улучшил статус и материальное обезпечение духовенства «в твердой уверенности, что добрые христианские нравы составляют первое основание общественного благоденствия, а нравы нуждаются наставлениями и примером духовенства» (Указ от 11.01.1828).
Глубокая религиозность Государя с самого начала царствования побуждала его разрешить и больной вопрос о крепостном праве. Чтобы окончательно решить эту проблему, он полностью подготовил почву для отмены крепостного права своему сыну Императору Александру II.
Оказывая покровительство и защиту христианским народам Кавказа и Балкан, Государь Николай I значительно расширил территорию России после войн с Персией (1826-1828) и Турцией (1828-1829). Была провозглашена независимость Греции и автономия Сербии, Молдавии и Валахии.
Западные державы всячески стремились воспрепятствовать этому усилению России. По их интригам в 1830 г. началось восстание в Польше, которое хотя и было подавлено этими же генералами, но ослабило результаты Русско-турецкой войны. В 1833 г. Россия заключила с Турцией договор, по которому Турция обязывалась закрывать по требованию России черноморские проливы (Босфор и Дарданеллы) для иностранных военных судов (договор отменен в 1841 г.).
В 1848 г. только вмешательство Русской армии предотвратило победу организованной мировыми банкирами цепи "прогрессивных" революций в Европе и гибель Австро-Венгерской монархии, за что Царь Николай I получил от революционеров кличку "жандарм Европы".
Этот презрительный ярлык был в сущности почетным признанием мировой закулисой того факта, что Россия – удерживающий (в смысле слов апостола Павла), препятствующий распространению мировой "тайны беззакония". Это очень проницательно выразил тогда Ф.И. Тютчев, хорошо знавший Европу по своей долгой дипломатической службе там:
«Давно уже в Европе существуют только две действительные силы – революция и Россия. Эти две силы теперь противопоставлены одна другой и, быть может, завтра они вступят в борьбу. Между ними никакие переговоры, никакие трактаты невозможны; существование одной из них равносильно смерти другой! От исхода борьбы, возникшей между ними, величайшей борьбы, какой когда-либо мир был свидетелем, зависит на многие века вся политическая и религиозная будущность человечества» ("Россия и революция", 1848).
Точно так же в царствование Государя Николая I удерживающую роль России как своего главного врага осознали основоположники марксизма: «...нам было ясно, что революция имеет только одного действительно страшного врага – Россию»; роль России – «роль предназначенного свыше спасителя порядка».(Использована работа Н.Д. Тальберга "Человек вполне русский").






        127053, Москва, 1-й Колобовский переулок, д.1, стр.2
        (495) 699-72-58, 694-96-12


     Made in RopNet