Храм на Петровке при ГУ МВД г. Москвы




Поиск:


Сегодня 13 декабря 2017г.

Архив новостей:

« 2017 »
« »
пнвтсрчтптсбвс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031






Декрет Совнаркома об отделении Церкви от государства (1918 г.).


20 января, на следующий день после оглашения послания Патриарха Тихона с анафемой большевикам (в связи с их нападением на Александро-Невскую Лавру) в Петрограде ближе к ночи созывается заседание Совнаркома. На нем нарком юстиции И.3. Штейнберг и заведующий отделом Наркомюста М. Рейснер представили проект декрета "О свободе совести, церковных и религиозных обществах".

С учетом ряда ленинских поправок и дополнений декрет принимается этой датой, а наутро, 21 января, текст его публикуется в газетах "Правда" и "Известия". (Официально он почему-то был датирован 23 января/5 февраля как Декрет "Об отделении церкви от государства, а школы от церкви").

Формально этот декрет отменял «феодально-буржуазные ограничения свободы совести», когда, по словам Ленина, «церковь была в крепостной зависимости от государства, а русские граждане были в крепостной зависимости у государственной церкви, когда существовали и применялись средневековые, инквизиторские законы, преследование за веру или за неверие, насиловавшие совесть человека…». Декрет отменял всякую «дискриминацию граждан в связи с их отношением к религии», то есть устранял ранее существовавшее деление религиозных организаций на «господствующие» (Православие), «терпимые» (мусульманство и др.) и «гонимые» (иудаизм) – все они становились равноправными «частными обществами», которые образуются на добровольных началах. При этом декрет гарантировал также право не иметь религиозных убеждений, быть атеистом.

На деле этот декрет был направлен против "господствующей" Православной Церкви и означал лишение ее всего имущества, созданного за предыдущее тысячелетие нашими предками: «Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют». Законные собственники могли с этих пор получать лишь в пользование здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, по особым постановлениям властей.

Поместный Собор расценил этот декрет как «злостное покушение на весь строй жизни православной церкви и акт открытого против нее гонения» и призвал верующих следовать призыву Патриарха. Послание патриарха от 19 января, постановление и воззвание Собора широко распространялись по стране в различных брошюрах, журналах, газетах, листовках и иных изданиях Поместного собора, епархиальных и церковных советов, в проповедях приходского духовенства. Вот одна из листовок – "Анафема патриарха Тихона большевикам":

«Патриарх Московский и всея России в послании… обнажил меч духовный против извергов рода человеческого – большевиков и предал их анафеме. Глава Православной Церкви Российской заклинает всех верных чад ее не вступать с этими извергами в какое-либо общение... Родители! Если дети ваши – большевики, требуйте властью, чтобы отреклись они от заблуждений своих, чтобы принесли покаяние в великом грехе, а если не послушают вас, отрекайтесь от них. Жены, если мужья ваши – большевики и упорствуют в служении сатане, уйдите от мужей ваших, спасите себя и детей от заразы, губящей душу. Церковь Христова призывает вас на защиту православной веры… Покайтесь, горячей молитвой призовите помощь Господа Сил и стряхните с себя "руки чужих" – исконных врагов веры Христовой, объявивших себя самозванно "народной властью"».

В январе–апреле 1918 г. по России прокатилась волна сопротивления попыткам конфискации церковного имущества. Организовывались массовые крестные ходы и богослужения на площадях и в общественных местах в поддержку Церкви. В адрес правительства направлялись коллективные петиции с угрозами народного сопротивления при реализации Декрета. В марте 1918 г. делегация Поместного собора посетила Совнарком и от лица ста миллионов русского населения потребовала отмены декрета.

Большевики ответили усилением репрессий против верующих. Были расстреляны крестные ходы в Туле, Харькове, Воронеже, Шацке (Тамбовской губернии). Расстреляна толпа верующих при реквизиции имущества Белогорского подворья (Пермская епархия). 25 января в Киеве был убит митрополит Владимир. (Поместный Собор установил позже на этот воскресный день или следующий за ним воскресный день ежегодное молитвенное поминовение "всех усопших в нынешнюю лютую годину исповедников и мучеников", что ныне отмечается как день памяти Новомучеников и Исповедников Российских). В конце сентября церковный Собор был распущен. Епархиальный дом, где в течение года он заседал, – опечатан. Хранившиеся там документы и материалы изъяты. Аресты, обыски, конфискация, тюремные заключения, убийства духовенства и активных мирян стали в стране повсеместными; репрессии были распространены даже на Патриарха и близких его помощников…

Однако вследствие широкого народного сопротивления провести декрет в жизнь немедленно оказалось невозможным, к тому же положение большевицкой власти было ослаблено созданием Белой армии на Дону, восстаниями в разных городах. К осени 1918 г. многие из членов Собора примкнули к Белому движению. Вспыхнувшая гражданская война отодвинула для богоборцев задачу уничтожения Церкви на второстепенное место, хотя об антибольшевицких настроениях духовенства сообщалось в еженедельных сводках ВЧК о политической ситуации в стране (в них был предусмотрен специальный раздел "Духовенство").

С окончанием гражданской войны большевики вновь бросают силы на разгром Православной церкви. Одновременно с объявлением торгово-либерального нэпа (новой экономической политики) они нанесли Церкви новый удар: началась кампания по вскрытию святых мощей и изъятию церковных ценностей в 1922 г. под предлогом "борьбы с голодом". (Однако в те же годы в в Москве в Марьиной роще строилась синагога, сооружение которой было завершено в 1926 г.)

Большевицкий декрет 1918 г. о лишении Церкви имущества до сих пор не отменен – всеми храмами владеет государство РФ.

 






        127053, Москва, 1-й Колобовский переулок, д.1, стр.2
        (495) 699-72-58, 694-96-12


     Made in RopNet