Храм на Петровке при ГУ МВД г. Москвы




Поиск:


Сегодня 28 мая 2017г.

Архив новостей:

« 2017 »
« »
пнвтсрчтптсбвс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031






Владимир Федорович фон-дер Лауниц.


Владимир Федорович фон-дер Лауниц родился 10/23 августа 1855 г. в с. Каргашине Елатомского уезда Тамбовской губернии (ныне Сасовский район Рязанской области) и происходил из древнего прибалтийского рода. По семейному преданию один из его предков был в свите наследницы Византийского Императорского престола Софии Палеолог, супруги Великого Князя Московского Ивана III, которая прибыла в Россию в 1472 г. Представители рода фон-дер Лауницев входили затем в служилое дворянство, отличались верностью и преданностью Русскому престолу. Отец Федор Федорович – генерал-лейтенант, участник целого ряда военных кампаний.

Служение Отечеству корнета Лауница началось с подвигов, отмеченных наградами за храбрость, на Русско-турецкой войне 1877-1878 гг., которую вела Россия по освобождению болгар и сербов от османского ига. Затем, уйдя в отставку в чине полковника, он был избран предводителем харьковского дворянства, строил, в том числе и на собственные средства, церковно-приходские школы для крестьянских детей. Будучи Архангельским вице-губернатором, помогал Соловецкому монастырю. Став Тамбовским губернатором, опекал духовенство, щедро жертвовал на сельские храмы и монастыри. Считая, что русская земля должна принадлежать русскому народу, в решении земельных вопросов, в проведении реформ, не следовал западным образцам, а старался сохранять для крестьян традиционный, общинный уклад жизни.

Заслуживает благодарности отношение Владимира Федоровича к беднякам, обездоленным. Будучи первым лицом в губернии как представитель монарха, он был поистине и первым христианином. Губернатор находил возможность приходить в нищенские трущобы и ночлежки, и сидя на нарах рядом с их завшивевшими, грязными обитателями, расспрашивал о причинах их трагедий, семьях, трудовых навыках, реально помогая опустившимися на дно людям изменить свою жизнь, вновь "стать добрыми христианами".

Вот что после панихиды о почившем сказал один из бедняков: «Убили человека – истинно православного, который жил по заповеди Господней: любил ближнего, как самого себя. Он рассылал ближних ему людей узнавать, где есть сироты, убогие, хромые и слепые, и, по возможности, удовлетворял в их существенных нуждах. ...из загнанных нашей братии по несчастным судьбам, он в течение недолгого поста служения в Тамбове, определил на должности по их профессии прежней около 85 человек... Вот почему запечатлелась в наших сердцах драгоценная память о покойном добрейшем начальнике». И потому, когда пришла скорбная весть о его гибели, собрав нищенские копейки, обитатели петербургских и тамбовских ночлежек послали его вдове Марии Александровне телеграмму и погребальный венок, в память о Владимире Федоровиче написали трогательные стихи, называя его "наш общелюбимый добрый начальник".

Будучи в 1903 г. Тамбовским губернатором, Владимир Федорович был, со стороны государства, одним из инициаторов и организаторов торжеств по прославлению преподобного Серафима, Саровского чудотворца. Многие подготовительные мероприятия он проводил за свой счет: прокладывал дороги, строил палатки для паломников, организовывал горячее питание… На торжества прославления собрались более 300 тысяч паломников со всей России. Всех надо было накормить, устроить, организовать торжественный порядок великого праздника. И когда его спрашивали, как же он один с этим справится, Владимир Федорович спокойно отвечал: "Преподобный Серафим поможет!" – и размашисто крестился.

Владимиру Федоровичу хотелось придать прославлению батюшки Серафима общероссийский характер и встретить Венценосного Главу величайшей Империи как Царя-Богомольца. В Сарове, стараниями Владимира Федоровича была сооружена триумфальная арка, украшенная цветами и вьющимися растениями, которую увенчивал огромный образ Спаса Нерукотворного. Здесь, на границе Тамбовской губернии, Царя-Батюшку встречали тысячи и тысячи паломников, прибывших со всех концов России, а делегация из местных крестьянок в народных костюмах приветствовала Его хлебом-солью. На арочной дуге славянской вязью было написано: "Силою Твоею да возвеселится Царь".

В основу этой надписи лег стих из 20-го псалма, но слова "да" там нет. Казалось бы, допущена ошибка. Но зная, что Владимир Федорович, будучи глубоко воцерковленным человеком, не мог допустить оплошности, понимаешь, что сделал он это осознанно. Этим прибавленным словом "да" надпись выражает, от имени русского народа, пожелание Русскому Царю Божией помощи. Но если вспомнить, что значение этого псалма в том, что он предвозвестил Воскресение Христа, то тогда открывается тайный смысл саровской надписи. Выбрав этот стих для приветствия, Владимир Федорович выразил то, что Бог вложил в его чистое, любящее Государя сердце. Там, в Сарове, при прославлении великого старца всея Руси, которое состоялось именно благодаря настоятельному пожеланию Царя Руси, устами Владимира Федоровича, Бог предвозвестил, что царь земной, тоже через крестные муки, уподобится Царю Небесному и воскреснет на небесах в своей святости.

Когда по прибытии Государь направился к храму, народ, горевший желанием радушно встретить своего Царя-Батюшку, хлынул Ему навстречу. Владимир Федорович увидел, что многотысячная толпа может смять Государя и произойдет трагедия. Буквально в считанные доли секунды он сообразил, что необходимо предпринять, вместе с генералом Мосоловым они переплели руки, на которые встал Государь, подняли Его над толпой и понесли по направлению к храму.

Воистину символическая картина: помазанник Божий, царь России плывет над своим народом, поддерживаемый верными слугами престола, а народ следует за ним к Царю Небесному. Государь как "Хозяин земли Русской" ведет Свой народ к Богу, един с ним и предстоит за него пред Богом. Здесь воочию была показана Русская Идея – божественное назначение Самодержавия. Церковь высоко оценила заслуги Владимира Федоровича, благословив его крестом с частицей мощей святого Серафима, частью его мантии и камня, на котором молился великий пастырь русского народа, с его иконописным изображением и наперсной иконой преподобного.

Выдающиеся организаторские таланты фон-дер Лауница, блестяще проявившиеся в этом немеркнущем событии, по достоинству оценил участвовавший в торжествах со всей Августейшей Семьей и другими представителями Дома Романовых Царь-Богомолец Николай Александрович, которому тоже были вручены такие же святые дары. Именно тогда произошло духовное сближение Владимира Федоровича с Царской Семьей, обнаружилась общность их идеалов.

Как только началась Русско-японская война, взыграла кровь "старого солдата", как называл себя Владимир Федорович. Он подал прошение отправить его на "театр военных действий", но получил отказ – он нужен здесь, в тылу. Начавшаяся война развязала руки и врагам внутренним, которые начали провоцировать смуту ("первую русскую революцию"). Инородцы, жившие в России и являвшиеся подданными Русского Государя, открыто оскорбляли Царское достоинство, громко радовались поражению русских войск на фронте. Агитаторы из пришлых, шныряя по деревням, провоцировали селян к погромам усадеб и пролитию русской крови. Войска на фронте, собственных сил мало...

Владимир Федорович не стал ждать, пока смута охватит всю губернию. Поддержав по благословению епископа Иннокентия (Беляева) создание Тамбовского Союза Русских Людей, быстро погасил в своем крае волнения. На вопрос Петра Аркадьевича Столыпина, бывшего в ту пору губернатором соседней Саратовской губернии, которую полностью захватила революционная анархия и где вовсю полыхали имения и усадьбы, что – в столь короткий срок и малыми силами – ему помогло справиться с этим разрушительным смерчем, Владимир Федорович "поделился секретом": "Вера в Бога и твердая рука".

Эти события дали возможность Государю еще раз убедиться в государственных талантах фон-дер Лауница. И когда российской столице потребовалась твердая рука в защите от разгулявшегося терроризма, 31 декабря 1905 г. Государь своим Высочайшим Указом назначил генерал-майора В.Ф. фон-дер Лауница Санкт-Петербургским градоначальником.

Петербург волновался и закипал, точно гигантский котел, поднимая грязь и сор со дна и выбрасывая их наверх вместе с мутной пеной. Как боевой генерал, фон-дер Лауниц четко и трезво оценил положение в столице. Опьяненные успехом враги ведут свою дьявольскую пропаганду под лозунгом "цель оправдывает средства" – подлоги, ложь, клевета, убийства, террор, подкуп! И пресловутые наши представители – члены Думы – в своих греховодных словоизвержениях дошли до апогея самоуничтоженья. Вера православная, Родина, Царь – всё долой как устаревшие, негодные принципы…

Но нет худа без добра – этот бред, кошмар исступленных откроет глаза народу. Полагать надо – Господь не без милости, и правда все же свое возьмет", – надеялся Владимир Федорович. Он прежде всего очистил город от хулиганов, притонов и казино, чем содействовал восстановлению нравственной атмосферы в обществе. Затем, почистив градоначальство от антигосударственных элементов, откровенно выступавших против Царя и Монархии, он, по благословению святого отца Иоанна Кронштадтского, поддержал патриотическую деятельность Союза Русского Народа. Взял на себя ответственность перед Государем, в случае роспуска революционно настроенной I Государственной Думы, оградить столицу от революционных потрясений. В результате его решительных действий в Петербурге установились тишина и порядок. Как писали современники, только благодаря одному человеку в 1906 г. в России не произошла революция, – этим человеком был Санкт-Петербургский Градоначальник В.Ф. фон-дер Лауниц.

При этом Владимир Федорович не был "солдафоном" и "держимордой". Он считал, что личных убеждений человека нельзя касаться, какие бы взгляды тот не исповедовал, даже если эти убеждения противоречат твоим собственным. Но если они перестают быть личными, проявляются активно, порождая тем самым противозаконные общественные действия и становясь серьезной угрозой для безопасности государства, с ними надо бороться незамедлительно. Несмотря на запугивания, на ежедневную смертельную опасность, Владимир Федорович как христолюбивый воин, бесстрашно вступает с ними в борьбу, опираясь на только что созданный Союз Русского Народа.

Как глубоко верующий человек, безусловно, одаренный мистическим чувством, Владимир Федорович прекрасно понимал, что идет брань духовная, что выступают против православной монархии не просто чем-то недовольные отдельные иноверцы и инородцы, а ведут войну те тайные силы, отец которых дьявол. Владимир Федорович осознавал главное: не будет Самодержавной Монархии – не будет России. Верный присяге как русский генерал и гражданин он был крепкой опорой Царского трона. Эту опору врагам Монархии надо было сокрушить.

Владимир Федорович знал, что он приговорен террористами: уже несколько лет, начиная с Тамбова, они без устали охотились за ним. За несколько лет он выдержал 15 покушений! Дату насильственной смерти предсказала ему еще в 1903 г. блаженная Паша Саровская. Но когда близкие люди, глубоко почитавшие Владимира Федоровича, просили его уехать из Петербурга, не подвергать себя смертельной опасности, он был по-военному краток и непреклонен: "Смерти я не боюсь, все мы в руце Божией… Останусь, пока нужен Государю!".

Убийство Владимира Федоровича весьма символично. Об этом говорит выбранное террористами время и место: оно произошло в предрождественскую неделю на пороге только что освященного храма в честь святой мученицы Царицы Александры в Петербургском Институте Экспериментальной Медицины. Свидетели вспоминали, что "во время молебна Владимир Федорович горячо молился, будто чувствуя, что над ним витает уже ангел смерти".

Отпевал его Предстоятель Русской Православной Церкви, митрополит Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский), провожал весь Петербург. В снежную морозную вьюгу его останки со станции Н-Мальцево до Каргашина несли на руках крестным ходом с хоругвями и иконами, как несут почитаемые мощи любимого святого.

Император по достоинству оценил заслуги Владимира Федоровича, называя его "Наш верный слуга", который "отдал жизнь за Царя". Убитая горем вдова получила от Его Величества Государя Императора сочувственную телеграмму: "Императрица и Я, глубоко возмущенные злодейским убийством Нашего верного слуги, посылаем вам, Мария Александровна, чувства Нашего сердечного соболезнования по случаю постигшего вас горя. Да подаст вам Господь силу и крепость перенести столь жестокий удар. НИКОЛАЙ". Государь отметил Высочайшим вниманием осиротевшую семью: произвел среднего сына Александра в офицерское звание (который, добровольно уйдя на фронт, геройски погиб в Первую мировую войну), а дочерей назначил фрейлинами к Государыням.

В 1921 г., невзирая на просьбы крестьян не совершать кощунства, комиссары разрушили могилу Владимира Федоровича. Гроб его отдали в сельсовет для стирки грязного белья, генеральские сапоги (15 лет пролежавшие в могиле!) натянул на себя комиссар-кощунник… Очевидцы-крестьяне свидетельствовали, что тело "нашего барина", как они с любовью называли Владимира Федоровича, было нетленным: он спал с легким укором на лице. Где сейчас обретаются его честные останки, сокрыто тайной.

Погибла в Харьковском централе в 1923-24 гг. (точная дата неизвестна) супруга Владимира Федоровича Мария Александровна, были арестованы и их дети. Старший сын Владимир, приговоренный в 1918 г. Лубянским трибуналом по обвинению в монархическом заговоре, бесследно исчез в советских концлагерях. Дочь Мария, в замужестве Лермонтова, вместе с семьей была выслана на строительство Беломорканала. На многие десятилетия под запрет большевиков попало любое упоминание фамилии Лауниц. Им хотелось навсегда стереть его из русской памяти.

Но Бог Своих не забывает. Как писал о. Константин Богоявленский, Владимир Федорович был "гранитной скалой на пути революционного потока, бешено устремившегося" снести Удерживающего – оплот Богом установленной Русской государственности, Православной Монархии. И потому не случайно его подвиг завершен мученической кончиной. Жизнь во Христе и смерть на Кресте. Крепкая скала среди житейской бури, увенчанная гранитным крестом, стала его надгробным памятником-символом.

Высоко оценивая его подвиг, о. Константин несомненно выразил мнение многих своих современников – как мирян, так и духовных лиц, в том числе причисленных ныне к лику святых, как, например, св. прав. Иоанна Кронштадтского, сщмч. Серафима Чичагова, прот. Иоанна Восторгова, и, конечно, Царя-Мученика Николая Александровича, написав в своей книге пророческие слова: "К числу таких мужественных борцов за спасение Руси от гибели принадлежал незабвенный великий герой, мученик долга – Владимир Федорович фон-дер Лауниц, Санкт-Петербургский градоначальник <…> Сияние мученического венца В.Ф.Лауница, как и других страдальцев за Веру, Царя и Отечество, далеко, далеко в глубь дальнейших веков русской истории будет сиять небесными лучами среди непроглядного мрака лжи, обмана, предательства и измены при служении Родине... Современники не могут во всей полноте оценить всего величия их мученических страданий, их подвигов, недостаточно еще поймут все конечные плоды их тяжелых трудов. Только начали понимать. Но история все это поймет и оценит, но история возведет их на пьедестал величия героев, спасителей Отечества, ценой своей крови, своей жизни запечатлевших свой патриотизм".

В их числе достойное место занимает Свиты Его Императорского Величества, Санкт-Петербургский Градоначальник, генерал-майор Владимир Федорович фон-дер Лауниц.

 






        127053, Москва, 1-й Колобовский переулок, д.1, стр.2
        (495) 699-72-58, 694-96-12


     Made in RopNet