Храм на Петровке при ГУ МВД г. Москвы




Поиск:


Сегодня 30 марта 2017г.

Архив новостей:

« 2017 »
« »
пнвтсрчтптсбвс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031






Николай Васильевич Гоголь.


Просмотреть изображение

Николай Васильевич родился 20 марта/2 апреля 1809 года в местечке Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии в дворянской семье помещика среднего достатка. Назвали Николаем в честь чудотворной иконы святого Николая, хранившейся в церкви села Диканька. У Гоголей было около 400 душ крепостных и свыше 1000 десятин земли. Предки писателя со стороны отца были потомственными священниками, однако дед оставил духовное поприще и поступил в гетмановскую канцелярию; именно он прибавил к своей фамилии Яновский другую – Гоголь, происходящую от известного в украинской истории XVII века полковника Евстафия (Остапа) Гоголя. Отец, Василий Афанасьевич, служил при Малороссийском почтамте. Мать, Марья Ивановна, происходившая из помещичьей семьи Косяровских, слыла первой красавицей на Полтавщине и в то же время была глубоко религиозной женщиной, свою духовную устремленность она передала и сыну. В семье, помимо Николая, было еще пятеро детей.

Детские годы будущий писатель провел в родном имении Васильевке (другое название Яновщина), наведываясь вместе с родителями в окрестные места – Диканьку, но особенно часто в Кибинцы, имение бывшего министра, дальнего родственника Гоголя со стороны матери Д.П. Трощинского. С Кибинцами, где была обширная библиотека и домашний театр (им руководил отец Гоголя, писавший водевили), связаны ранние художественные впечатления будущего писателя. Другим источником сильных впечатлений мальчика служили исторические предания и библейские темы, пересказываемые матерью, в частности, запало ему в душе видение Страшного суда с напоминанием о неминуемом наказании грешников.

В 1821 г. поступил в гимназию высших наук в Нежине. Все его устремления были тогда связаны со "службой государственной", он мечтает о юридической карьере, чтобы бороться с "неправосудием". На принятие Гоголем такого решения большое влияние оказал проф. Н.Г. Белоусов, читавший курс естественного права, а также общее усиление в гимназии вольнолюбивых настроений, которых он был не чужд. В 1827 г. здесь возникло "дело о вольнодумстве", закончившееся увольнением нескольких профессоров, в том числе Белоусова; сочувствовавший ему Гоголь дал на следствии показания в его пользу.

Окончив гимназию в 1828 г., Гоголь едет в Петербург. В конце 1829 г. ему удается определиться на службу в Министерство внутренних дел (вначале писцом, потом помощником столоначальника одного из департаментов), что дало будущему писателю знание чиновничьего быта. Затем получил место преподавателя истории (в частности, Малороссии) в университете.

После публикации рассказа "Вечер накануне Ивана Купала" (1830) Гоголь становится вхож в литературные круги, его знакомят с В.А. Жуковским, который очень тепло отнесся к начинающему писателю. В 1831 г. начинается общение Гоголя с А.С.Пушкиным, чрезвычайно важное для его художественного и нравственно-душевного становления. Пушкин почувствовал огромный талант своего молодого друга и согрел его душу, порою склонную к мрачности, светом своей жизнерадостной творческой энергии. Благодарный Гоголь получил первый толчок к пониманию искусства как благородного служения высшим ценностям.

В это время выходят в свет "Вечера на хуторе близ Диканьки" (1831–1832), вызвавшие почти всеобщее восхищение. Успех упрочили "Миргород" (1835), в котором патриотическая повесть "Тарас Бульба" запечатлела ту героическую эпоху национального прошлого Малороссии, когда ее народ (казаки) защищал свою русскость от гнета жидов и поляков. В эти годы были написаны также "Арабески" (1835), фантастическая "петербургская повесть" "Нос" (1836).

Осенью 1835 г. он принимается за написание "Ревизора", сюжет которого подсказан был Пушкиным. Премьера пьесы состоялась в апреле 1936 г. в присутствии Императора Николая I. Отклики были как восторженные, как и едко-критические, последние самолюбивый писатель остро переживал.

Восторги были, разумеется, со стороны "прогрессивной общественности", которая (как потом и советские историки) поспешила зачислить талантливого автора в свои "демократические" ряды. Гоголь стал любимым писателем революционного демократа Белинского: «Вы у нас теперь один, и мое нравственное существование, моя любовь к творчеству тесно связаны с вашею судьбою: не будь вас – и прощай для меня настоящее и будущее в художественной жизни моего отечества», – так писал вождь тогдашнего "прогресса" Николаю Васильевичу. Белинский опубликовал около двадцати статей и рецензий, посвященных Гоголю. Кроме того, он обращается к его имени и его художественным образам во многих своих статьях и письмах.

В июне 1836 г. Гоголь едет посмотреть культурную Европу в целях самообразования. Сначала в Германию, затем в Швейцарию, где работает над "Мертвыми душами". Сюжет был также подсказан Пушкиным еще в 1835 г., до написания "Ревизора". В Петербурге несколько глав были прочитаны Пушкину, вызвав у него и одобрение писательским мастерством, и одновременно гнетущее чувство безысходности всей атмосферы произведения. Поначалу смеявшийся Пушкин в конце чтения воскликнул: «Боже, как грустна наша Россия!..» Гоголь постарался в дальнейшей работе смягчить такое впечатление.

В ноябре 1836 г. Гоголь едет в Париж, где знакомится с еще одним "демократическим" кумиром того времени А. Мицкевичем. Затем переезжает в Рим. Здесь в феврале 1837 г., в разгар работы над "Мертвыми душами", он получает потрясшее его известие о гибели Пушкина. Отвлекшись от настроя "Мертвых душ", в 1838 г. закончил свою замечательную повесть "Шинель", из которой, по позднейшему замечанию М.Ф.Достоевского, вышла «вся русская гуманитарная литература».

В сентябре 1839 г. Гоголь приезжает в Москву и приступает к чтению глав "Мертвых душ" в присутствии своих друзей. В мае 1842 г. "Похождения Чичикова, или Мертвые души" вышли в свет. После первых похвальных отзывов инициативу перехватили правые критики Гоголя, обвинявшие его в карикатурности и клевете на действительность.

Вся эта полемика проходила в отсутствие Гоголя, вновь выехавшего в июне 1842 г. за границу, где он пребывает несколько лет (Германия, Франция, Италия), работая над вторым томом "Мертвых душ". Но критика первого тома не прошла даром, вызвав мучительные душевные переживания (он вспоминал и реакцию Пушкина). Заграничная обстановка также побуждала к размышлениям о России, русском народе, его судьбах и задачах русского писателя. К этому должна была побуждать его и историческая почва великого Рима с его дыханием истории и множеством христианских святынь. Рим стал любимым городом Гоголя в Европе.

Постепенно Николай Васильевич приходит к убеждению, что для обличения людских и социальных пороков, чтобы иметь безспорное право на это, сначала надо стать самому более совершенным духовно, приблизиться к Богу. В этом свете многое из ранее написанного начинает казаться писателю греховным и недостойным.

Эти свои размышления он решается опубликовать в 1847 г. в Петербурге в книге "Выбранные места из переписки с друзьями". Книга содержала и объяснение, почему до сих пор не написан второй том "Мертвых душ", и размышления о духовной ответственности литературы, о выполнении своего долга всеми сословиями от крестьянина до высших чиновников и царя. Выход "Выбранных мест" навлек на их автора настоящую критическую бурю в революционно-демократическом лагере. Гоголь был моментально вычеркнут из "прогрессивных" кумиров и стал нерукопожатным "ренегатом" и "реакционером".

Особенный гнев вызвало одобрение "ренегатом" тех общественно-политических порядков, против которых боролись Белинский и его единомышленники. Белинский разразился знаменитым письмом Гоголю, которое ходило в списках. А ведь "ставший реакционным мистиком" писатель фактически предвидел всю безответственность и безплодность революционных потуг своих бывших друзей и почитателей: он видел глубинные духовные истоки социального зла, они же – только внешние.

Из чувства покаянного смирения за то, что стремился быть учителем Истины, будучи недостойным ее, в январе 1848 г. Гоголь морским путем направляется в паломничество в Иерусалим. О своих переживаниях там он записал: «У Гроба Господня я был как будто за тем, чтобы там на месте почувствовать, как много во мне холода сердечного, как много себялюбия и самолюбия».

Посещением Святой Земли Гоголь завершает свои поездки по "заграницам" (где в общей сложности он прожил около 12 лет) и окончательно возвращается в Россию. Теперь большую часть времени он проводит в Москве, бывает наездами в Петербурге, а также в родных местах Малороссии. За год до смерти едет в Оптину пустынь для беседы со старцем Макарием. В том же году написал "Размышление о Божественной Литургии" (1851).

1 января 1852 г. Гоголь сообщает друзьям, что второй том "совершенно окончен". Но новое, духовное отношение к жизни, крепнувшее в нем также и от общения со священником Матвеем Константиновским, заставляет его принести плод своих многолетних и, несомненно, талантливых трудов – в жертву созревшему в нем новому ощущению Божественной правды. Неправославные критики называют это "сумасшествием" или мягче: "приступом нового душевного кризиса", толчком к которому послужила смерть Е.М. Хомяковой, сестры Н.М.Языкова, человека, духовно близкого Гоголю.

Разумеется, это сыграло свою роль: писателя терзала мысль и о своей смерти, сможет ли он дать достойный отчет пред Богом о данном ему писательском таланте, о благотворности своего писательства. 7 февраля Гоголь исповедуется и причащается, а в ночь с 11 на 12 сжигает подготовленную набело рукопись второго тома (сохранилось в неполном виде лишь 5 глав, относящихся к различным черновым редакциям; опубликованы в 1855 г.). Когда догорели последние листы, «он перекрестясь, воротился в прежнюю свою комнату, поцеловал мальчика [который помогал ему при сожжении "Мертвых душ"], лег на диван и заплакал».

Гоголю всем этим «было суждено круто повернуть всю русскую литературу от эстетики к религии, сдвинуть ее с пути Пушкина на путь Достоевского. Все черты, характеризующие "великую русскую литературу", ставшую мировой, были намечены Гоголем: ее религиозно-нравственный строй, ее гражданственность и общественность, ее боевой и практический характер, ее пророческий пафос и мессианство...» (К.В. Мочульский. Духовный путь Гоголя. Париж, 1934).

21 февраля/6 марта 1852 г. утром великий писатель умер. Последними его словами, сказанными в полном сознании, были: «Как сладко умирать!» Накануне, часу в одиннадцатом, Гоголь громко произнёс: «Лестницу, поскорее, давай лестницу!..» Подобные же слова о лестнице сказал перед кончиной святитель Тихон Задонский, один из любимых духовных писателей Гоголя, сочинения которого он в последнее время перечитывал неоднократно. Доктор Тарасенков, прибывший через два часа после смерти Гоголя, писал об увиденном: «Нельзя вообразить, чтобы кто-нибудь мог терпеливее его сносить все врачебные пособия, насильно ему навязываемые; лицо умершего выражало не страдание, а спокойствие, ясную мысль, унесенную с собою за гроб».

После кончины Гоголя в его бумагах были обнаружены обращение к друзьям, наброски духовного завещания, молитвы, написанные на отдельных листках, предсмертные записи:

«Молюсь о друзьях моих. Услыши, Господи, желанья и моленья их. Спаси их, Боже. Прости им, Боже, как и мне, грешному, всякое согрешенье пред Тобою.
Будьте не мертвые, а живые души. Нет другой двери, кроме указанной Иисусом Христом, и всяк прелазай иначе есть тать и разбойник. Помилуй меня, грешного, прости, Господи! Свяжи вновь сатану таинственною силою неисповедимого Креста!»

В завещании своем Гоголь советовал сестрам открыть в деревне приют для бедных девиц, а по возможности и превратить его в монастырь, и просил: «Я бы хотел, чтобы тело моё было погребено если не в церкви, то в ограде церковной, и чтобы панихиды по мне не прекращались».

Похороны писателя состоялись при огромном стечении народа на кладбище Свято-Данилова монастыря, а в 1931 г. останки Гоголя были перезахоронены на Новодевичьем кладбище.

 






        127053, Москва, 1-й Колобовский переулок, д.1, стр.2
        (495) 699-72-58, 694-96-12


     Made in RopNet