Храм на Петровке при ГУ МВД г. Москвы




Поиск:


Сегодня 17 августа 2017г.

Архив новостей:

« 2017 »
« »
пнвтсрчтптсбвс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031






УЧЕНИЯ СВЯТОГО АРХИСТРАТИГА МИХАИЛА


Под сводами храма флаги – Щелковской сводной казачьей сотни, Гребневского поста, клуба «Наша армия». К раке с мощами св. великомученика Никиты выстроились десятки людей в камуфляжной форме – взрослых, подростков, детей. О. Андрей (Филиппенко) помазывает каждого освященным  маслом, каждому вручается маленькая иконка и документ: «Свидетельство участника военно-тактической игры в честь святого Архистратига Божия Михаила при храме св. великомученика Никиты в д.Бывалино». И можно быть уверенным – этот красивый листок ребята не потеряют, привезут домой, будут бережно хранить, показывать родителям и товарищам по школе. Достался он не дешево…

Вообще военно-спортивные мероприятия бывают различного уровня – занятия, учебные сборы, походы. А игра в честь святого Михаила заведомо задумывалась как подобие экзамена. Возможность на практике проверить свои навыки, да и самого себя проверить «на прочность». Условия специально выбирали самые тяжелые, самые неблагоприятные: конец ноября. Наш казачий отряд им св. Александра невского и храм св. Никиты проводят такую игру уже во второй раз. «Первый блин» оказался удачным, об учениях говорили и писали в весьма уважительных тонах, сейчас заявок было подано в два раза больше.

Приезжаю в Бывалино накануне, 18-го. С настоятелем храма игуменом Амвросием (Шевчуком) уточняем готовность. Захожу к самым юным участникам, в действующий при храме детский корпус «Никита». С его воспитанниками мы «старые» друзья, для них казачьи мероприятия – всегда праздник. Вот и сегодня в корпусе царит возбужденное настроение. Воспитательницы подбирают форму, «оружие», детишки примеряют каски, наперебой расспрашивают, как будем «воевать». С радостью перемешивается и расстройство, горькие слезы. Один мальчик недавно перенес операцию, у другого болит горло. Цепляясь за соломинки надежд, упрашивают – может, их все-таки пустят? Но утешать приходится единственным способом, пообещать, что игра не последняя, еще успеют «повоевать». А пока вынужден подтвердить выводы воспитательниц: как ни обидно, рисковать здоровьем нельзя.

Впрочем, об этом оповещены все команды – обратить особое внимание на подготовку, экипировку, самочувствие участников. Больным на ноябрьских учениях делать нечего. Приморозило, земля и дороги покрылись блестящими корками льда, наметает снег. А к утру погода резко меняется. Моросит мелкий дождь, пробирает холодный мокрый ветер, а снег и лед превращаются в отвратительную кашу. Нет, не испугала погода. От станции Назарьево движется длинная колонна, по традиции ее возглавляет местная кавалерия – ребята и девушки из православного конного клуба «Готфы». К храму одна за другой подруливают машины, прибывают взрослые участники.

Просмотреть изображение   Просмотреть изображение   Просмотреть изображение

Общее построение. О.Амвросий служит молебен, и капли святой воды на лицах сливаются с брызгами дождя. В шеренгах застыла сотня молодых людей, пожелавших испытать себя в игре. Они разные – и по возрасту, и по складу, из различных организаций. Урядники Степанов и Беспогоднов привычно подравнивают строй местных «никитят». Юные бойцы Чкаловского Цесаревича Алексия казачьего отряда и  Гребневского Пресвятой Богородицы казачьего поста частые гости в Бывалино. Участвовали в зимних «ледяных походах», отдыхали и тренировались на летних казачьих слетах, «сражались» на реконструкциях «Ночи памяти и скорби».

Юноши и девушки из клуба «Наша армия» здесь впервые. Выглядят браво, уверенно, некоторые щеголяют голубыми десантными беретами, значками за парашютные прыжки. А монинская казачья дружина при храме св. Александра Невского сформировалась всего два месяца назад, для нее это «боевое крещение». Из тридцати ребят руководитель, гвардии сержант Дунаев, отобрал лишь четверых, самых подготовленных. Приехал и духовный наставник дружины, о.Дмитрий (Новиков) – проведать подопечных, посмотреть, в каких условиях им предстоит действовать.

Звучит команда, и единый строй расходится надвое. Отныне они – условные «противники». Напротив казачат, юных десантников и «никитят» стоят отряд «Резерв» Подмосковного отделения «Народный Собор», инструкторы учебной сотни им. Доватора Центрального казачьего войска, группа «Варяг». Их в два раза меньше, но и сами они «больше». Рослые, плечистые, эдакие «дяди семь на восемь». Правда, и задача им ставится более трудная. Их сторона атакующая. Предстоит устроить базу под открытым небом в окрестных полях и лесах, брать лагерь, где обороняется молодежь.

Взлетает желтая ракета – выход на исходные позиции. Строй «зеленых», наступающих, шагает сквозь влажную морось к лесу. Комендант «синих», хорунжий Слесарев, собирает руководителей команд. Их задачу тоже легкой не назовешь. Летний лагерь при храме св. Никиты – «населенный пункт» в зоне боевых действий. Как бы брошенная деревня. Ее надо удерживать в течение суток. Подразделения располагаются  в неотапливаемых деревянных домиках, устраиваются как смогут. Где-то находят матрацы, стулья, несколько кроватей, склад сеток от кроватей. Растапливают большую печь, ставят чай, разогревают консервы. Кто-то варит кашу.

В общем, «на войне как на войне». Командиры обсуждают систему обороны, распределяют сектора. Выбирают, какие участки прикрыть минами, где выставить секреты. Оборудуются посты, роются окопы. В 14.00 даю красную ракету. Все. С этого момента разрешается «открывать огонь». Он не заставляет себя ждать. «Зеленые» выбрали места для своего стана таким образом, что противников разделяет р. Дрезна. Через нее ведет единственный капитальный мост, на шоссе. Но речка узкая, на дорожках и тропинках местные жители навели мостики из бревен. И как раз на переправах завязываются стычки.

Игра у нас чисто тактическая, «бесконтактная». Для хардбола большинство участников не подходят по возрасту. Стрэйкбол и пейндбол дают слишком искаженное представление о бое. Дальность поражения маленькая, а это порождает беспечность. Пока не сблизились, можно не особо маскироваться, подниматься в полный рост. В реальных условиях таких солдат перещелкают, как куропаток. Мы решили обозначать поражение через посредников. В моем кармане звонит мобильник – первый доклад от Романа Теленковича, руководителя «Резерва». Он уже расставил снайперов, и его стрелки ворон не ловят. Группа саперов, высланная минировать временные мостики в поле, уничтожена.

Сообщаю Слесареву – этих ребят вывести из игры. Обидно на первых шагах? Конечно, обидно. Ну а в бою неужели так не бывает? Сразу же подставиться и нарваться на пулю? Но и «зеленые» допускают ошибки. Разведчик пошел через шоссейный мост, не заметил замаскировавшийся секрет, прошел мимо. В лагере появляется пленный. Добавляются «потери» иного рода. Группа чкаловских разведчиков Миши Мельникова пыталась проникнуть на «неприятельский» берег. Двое поскользнулись на осклизлых бревнах, искупались в ноябрьской Дрезне по самые погоны, утопили винтовку. Возвращаются в  лагерь в весьма живописном виде, бегут переодеваться, греться горячим чаем.

А погода испытывает по полной программе. Дождик переходит в снежную бурю. Сильный ветер несет волны мокрого снега, он облепляет людей, покрывает растаявшую землю. У большинства участников заготовлены маскхалаты. В белой круговерти мелькают и исчезают белые фигуры. Непогода не прерывает «боевых действий». Снайперы «Резерва» воспользовались тем, что деревянные мостики не удалось заминировать, подкрались поближе. Раз за разом звучат звонки их командира. Наблюдатель на вышке неосторожно высунулся из-за бруствера – наблюдателя больше нет. «Снимают» и бойца, который полез его сменить. Под «пули» попадает несколько человек на шоссейном мосту, очередная смена, бежавшая на пост.

Но и «зеленым» достается. У доваторовцев и  «Варяга» опыта действий в полях явно поменьше, чем у «Резерва». Они наступают на шоссейный мост, и их выбивают одного за другим. На мосту столкновения особенно интенсивные, подкрепления пробираются по придорожным канавам, ползком или перебежками – вся местность «простреливается». К мосту приходится отправить посредника, сотника Абрамова, рассудить споры о потерях. Хотя и на других участках скучать не приходится. «Никитята» держат пост со стороны поля, «огнем» своих ППШ отогнали неприятеля, не позволили приблизиться к лагерю. Женя Дунаев с монинскими казачатами прочесывают рощицу возле автобусной остановки – поступил доклад, что там замечены какие-то люди. 

Лагерь сейчас выглядит опустевшим. Личный состав укрыт от снайперского обстрела в домиках. За чаем к печке или на смену постов – быстрыми перебежками. Санинструктор «Нашей армии» умело бинтует раненых, вид ранения указывает посредник. А неутомимые урядники Беспогоднов и Степанов просятся в разведку. Они-то местные, знают окрестности, как свои пять пальцев. Высчитывают, где можно незаметно пересечь Дрезну, где может располагаться  неприятельская база. Впрочем, поиск оказывается неудачным, да и запоздал – противник давно рассредоточился, действует на переднем крае.

Около 18 часов темнеет. За светлое время суток стороны изрядно потрепали друг друга. «Зеленые» потеряли 7 человек, «синие» - 13. Теперь нападающие лишились главного преимущества, прекращается снайперский огонь. Но они меняют тактику. У шоссейного моста остается заслон, отвлекает оборону. А основные силы отходят. За день они успели изучить переправы и на правом, и на левом флангах, план продумали толково. Штурмовые группы начинают выдвигаться к лагерю с нескольких сторон.

Еще одна грубая ошибка «синих» - слишком много болтают по радио. «Зеленые» с самого начала игры настроились на их волну, слушают все переговоры, а расшифровать позывные не столь уж трудно. «Небо» - на вышке, «рыба» - возле реки…  В городах никогда не бывает полной темноты, отсвечивает из окон, с улиц. На природе совсем не так. Ночь – она и есть ночь. Атакующие пользуются ею достаточно умело. Кто-то ползет через поля, кто-то через кладбище. Караул у моста обошли с тыла и «сняли». Между другими постами вклиниваются, просачиваются…

Два человека выныривают прямо на шоссе у ворот лагеря, «расстреливают» осмелевших в темноте и стоящих во весь рост часовых, попадает под огонь и «получает ранение» комендант, хорунжий Слесарев. Объявляет тревогу. Бойцы дружно высыпают из домиков и… принимаются в неразберихе палить друг по другу. Далеко не сразу удается унять стрельбу по своим. Возмущенный комендант с трудом наводит порядок. Приказывает всем построиться, пытается выяснить, как это могло случиться. Ай-яй-яй, вот это уж совсем досадная оплошность! Разве можно заниматься построения в самый напряженный момент? Группа-то была не одна.

В безнадзорных воротах откуда ни возьмись возникает внушительная фигура командира «зеленых» Теленковича с автоматчиками, поливают «очередями» прямо по строю. И тут же сбоку, из темноты, к руководителю игры подходит командир доваторовцев. В суматохе он уже несколько раз прошел по лагерю – не в камуфляжке, а в скромненькой гражданской одежде. Его никто не остановил, не обратил внимания. Оставил… чемодан и вышел. Постоял у ворот, покурил, пока сработает «взрывное устройство. Время – 20.15. Полная победа «зеленых». Лагерь разгромлен, личный состав уничтожен, кроме тех, кто находился на постах.

Это происходит так быстро и неожиданно, что даже не все наступающие успели подключиться к атаке. Некоторые группы лишь подтягиваются к исходным рубежам. Двое снайперов два часа ползли через поле! Мокрые до нитки, замерзшие – а доползли и узнали: все кончено без них. Устало садятся подсушиться о обогреться у печки. Хотя в данном случае несогласованность оправдана. Передовые группы заметили, что сложилась исключительно выгодная ситуация, и не упустили ее.

Разбираю ошибки «синих». Победили отнюдь не возраст и не физическая сила, а умение и искусство. Защитники лагеря целиком повторили печальный опыт предшественников на прошлых играх. А именно – загипнотизировали сами себя шаблоном «оборона». Засели на позициях и целиком отдали противнику важнейший фактор, инициативу. Предоставили бить себя как угодно, выбирать удобное время, направления, средства. Разведку фактически не вели, действовали «вслепую». Точнее, ждали, когда и как тебя стукнут. Разъясняю ребятам и их руководителям прописные истины тактики об активной обороне, как и почему она предпочтительнее пассивной. Советую запомнить известные правила воинского искусства: сражаться надо в первую очередь головой, а руками и ногами – во вторую. Стараться понять, чего ждет от тебя неприятель, к чему подталкивает – и не делать этого. Наоборот, навязывать ему свою волю. Пускай он пляшет под твою дудку, а не ты под его…

Вечер лишь наступает, времени в нашем распоряжении еще предостаточно. Решаем возобновить игру. «Убитые» и «раненые» возвращаются в строй, стороны расходятся в свое расположение. В 21.00 взлетает красная ракета. Начинается «второй тайм». Воспользовавшись образовавшейся паузой, заглядываю к настоятелю храма, уточнить организационные вопросы на завтра. При этом становлюсь свидетелем любопытной сцены. Самых младших «никитят» мы наметили не оставлять в лагере на ночь, отправить спать у себя в корпусе. Но дети не хотят «сачковать». Как это – другие будут «воевать», а они пропустят самое интересное, будут отлеживаться в теплых постелях? К о.Амвросию являются двое делегатов в касках, с автоматами. Куртки и штаны промокшие, но уверенно просят благословить детвору на ночные бои.

Хотя не обходится без хитрости. Игумен интересуется, почему пришли лишь двое, а не все? Ответ он и сам подразумевает, поскольку знает своих воспитанников, как облупленных. Остальные успели где-то напроказить или с оценками в школе не все ладно. Испугались, что им откажут, выслали самых смелых. О.Амвросий разводит руками: «Ну что ж, раз вы смелые, то вас двоих благословляю. А трусишкам идти спать». Выясняется, что вся группа притаилась рядышком, под дверями игуменской. Узнав ответ, сразу обозначились еще шестеро, упрашивают оставить их. Разумеется, такой порыв нельзя не приветствовать. Просятся-то не бездельничать и сладости кушать, а мерзнуть, мокнуть, не спать, тянуться к примеру настоящих воинов. После небольшого внушения, достойно ли после проступков избегать встреч с начальством, игру им благословляют. Веселой гурьбой бегут переодеваться в сухую одежду и возвращаться в строй.

Ну а защитники лагеря сумели сделать из горьких уроков должные выводы. Перестраивают несение службы, налаживают разведку и наблюдение, меняют тактику. Результаты проявляются быстро. В 22.30 наблюдатели засекают перемещение машин на дороге Козлово – Ефимово. Предполагают, что где-то в том районе расположена база противника. Два подразделения отправляются на вылазку – чкаловские кадеты и «Наша армия». Поиск увенчался успехом, обнаружили лагерь, три автомобиля и четверо «зеленых». Подкрались скрытно, охранников «ликвидировали», машины заминировали…

Пленные сообщают, что их товарищи «уехали совсем», но командование «синих» справедливо считает это дезинформацией. Рассудили, что основные силы нападающих снова пошли в обход, готовят очередную атаку. Усиливают оборону, выставляют дополнительные секреты. Но оказалось – ошиблись. Люди-то не железные. Понадобилось некоторое время, чтобы передохнуть, высушиться у костров. Атаку наметили позже. Однако начать ее «зеленым» не позволяют. В полночь организуется второй поиск на неприятельский берег.

Возглавляет сержант Дунаев с монинской «группой быстрого реагирования», присоединяются парни из клуба «Готфы», добровольцы. Сочетание гвардейского опыта Таманской дивизии и знания местности приносит отличные плоды. Позже становится ясно, что подразделения, разгромившие стоянку машин, просто не дошли до основного расположения противника. Сейчас проникли дальше и выявили в лесу два стана, два костра – «Резерва» и доваторовцев. Они, в свою очередь, допустили серьезные просчеты. Уже привыкли к шаблону, они – нападающие, «синие» торчат вокруг лагеря. Охранения не выставили, беспечно кучкуются и сушатся поближе к огню.

Что ж, огонь греет, но он и слепит… Две группы сумели незаметно подползти почти вплотную, в упор. Возникают внезапно из темноты, защелкали винтовки и  пистолеты. Неприятель даже не успевает схватиться за оружие. Уничтожили всех скопом и без единой потери со своей стороны. За «первый тайм» рассчитались сполна. После доклада руководителю остается  только похвалить – молодцы. То-то и оно, начали «воевать» головой и инициативу перехватили.     

Ночью участников ждет еще одно испытание, непредвиденное. Погода опять меняется. Ударил «генерал мороз», о котором так любят рассуждать западные историки. Ребята на постах зябнут, тем не менее, стойко несут службу. Отдыхающие зарываются в спальники, полушубки, жмутся под бок друг к другу. Две команды снимаются раньше времени. Отъезжают доваторовцы, с ними отчаливает «Варяг». «Резерв» благополучно выдерживает ночевку в лесу. Но на второй день боевые действия сами собой выдыхаются. Сказывается усталость. Правда, у молодежи энергии хоть отбавляй. Они, кажется, готовы были бы «воевать» хоть неделю, если бы вдруг предоставилась такая возможность. Но и по их лицам видно – измотались изрядно…

И вот игра завершается. Сияет огнями свечей храм. Больше нет «синих» и «зеленых», нападающих и обороняющихся. Мы вместе. Юноши и девушки, мальчишки и девчонки, дяди «семь на восемь» преклоняют колени перед мощами св. Никиты, получают одинаковые свидетельства. Честная боевая ничья, один – один. Наверное, это получилось справедливо. Не подгадывали нарочно, а вышло правильно. Признаться, у меня самого кошки бы скребли на душе, если бы кого-то пришлось объявить проигравшими. Проигравших нет. Выиграли все. Чему-то научились, в чем-то потренировались, вынесли для себя что-то новое. А главное – проверили и проявили себя. Проявили достойно. И чувствуют, что проявили. Это тоже нетрудно прочитать по ребячьим лицам.

Гостеприимная трапезная храма заполняется до отказа. В Бывалино к этому не привыкать, здесь всегда радушно встречают молодежь. Поварихи замечают знакомых, расспрашивают, как прошла игра, когда приедем еще. Бойцы разных возрастов уписывают за обе щеки, нахваливают. А дальше наши пути расходятся. Кому-то на автобус, кому-то по машинам, кто-то собирается пешком идти до электрички. Нет, увозят с собой не одни лишь свидетельства. Увозят воспоминания: как провели сутки в «условиях, приближенных к боевым», какие трудности были… Вот именно – были. А их преодолели! Не кто-нибудь, сами преодолели. Участники игры увозят с собой и настроение. Оно какое-то особенное, необычное. Светлое, чистое, приподнятое. Ощущение настоящего праздника в душе, который хочется сберечь подольше.

Просмотреть изображение

И последнее общее перед расставанием – молитва. Благодарственная после трапезы. «Благодарим Тя, Христе Боже Наш, яко насытил еси нас земных Твоих благ…» Насытил не только вкусным обедом, а всем, что мы пережили за эти два дня. Насытил испытаниями, трудами, переживаниями, искренней крепкой  дружбой. Насытил радостью. Не лиши нас и Небесного Твоего Царствия!

 

Валерий Шамбаров,

                                      Член Союза писателей России, полковник, руководитель игры.

                                      www.shambarov.ru                             






        127053, Москва, 1-й Колобовский переулок, д.1, стр.2
        (495) 699-72-58, 694-96-12


     Made in RopNet