Храм на Петровке при ГУ МВД г. Москвы




Поиск:


Сегодня 25 мая 2017г.

Архив новостей:

« 2017 »
« »
пнвтсрчтптсбвс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031






Генерал Евгений Карлович Миллер.


Евгений Карлович Миллер (25.09.1867–11.05.1939) – возглавитель Белого движения на севере России. Родился в Двинске в семье из старинного дворянского рода. Окончил Николаевский кадетский корпус (1884), Николаевское кавалерийское училище (1886) и начал службу в лейб-гвардии гусарском Его Величества полку. Затем окончил Николаевскую академию Генерального штаба (1889-1892).

Военный атташе в Брюсселе и Гааге (1898-1901, затем в Риме (1901-1907). С декабря 1907 г. – командир 7-го гусарского Белорусского полка, с августа 1909г. – 2-й обер-квартирмейстер Главного управления Генерального штаба. В 1909 г. произведен в генерал-майоры. С мая 1910 г. – начальник Николаевского кавалерийского училища. С октября 1912 г. – начальник штаба Московского военного округа.

Все свои русские награды (помимо орденов семи иностранных государств) Евгений Карлович получил в эти годы за службу на штабных и дипломатических должностях: орден Св. Станислава 3-й степени (1898); орден Св. Анны 3-й степени (1904); орден Св. Станислава 2-й степени (1906); орден Св. Владимiра 3-й степени (1912). В отличие от других вождей Белых армий, генерал Миллер до т.н. "гражданской войны" не обладал прославленной боевой биографией.

В Первую мiровую войну: начальник штаба 5-й армии. С 1915 – генерал-лейтенант. С сентября 1916 г. фактически командовал 26-м армейским корпусом в составе Особой армии, действовавшей в Румынии. Официально назначен командиром корпуса в январе 1917.

Февральская революция застала его командиром 26-го армейского корпуса. 7 апреля 1917 г. Миллер отказался выполнять "приказ № 1" о демократизации армии и приказал чинам корпуса снять красные банты, из-за чего в столкновении с солдатами был ранен, арестован и под конвоем отправлен в Петроград. Зачислен в резерв как ненадежный, где находился с апреля по август. Однако дипломатический опыт и его связи с итальянцами были важны для Временного правительства, поэтому с 06.08.1917 Миллера перевели в распоряжение начальника Генштаба  на должность представителя Ставки Верховного главнокомандующего при Итальянской главной квартире.

После Октябрьского переворота был как контрреволюционер заочно приговорен к смертной казни, скрывался в Итальянском посольстве в Петрограде. В 1918 г. прибыл в Париж по приглашению бывшего посла России В.М. Маклакова для организации переформирования русских войск Экспедиционного корпуса, воевавших во Франции и Македонии.

В ноябре 1918 г. выехал в Архангельск, куда антибольшевицкое правительство Северной области (народного социалиста Н.В. Чайковского) пригласило генерала Миллера на должность генерал-губернатора Северной области при поддержке английского военного контингента. В мае 1919 г. Верховный правитель адмирал А.В. Колчак назначил Миллера Главнокомандующим войсками Северной области, с июня – Главнокомандующим Северным фронтом. Постановлением правительства Северной области Миллер был произведен в генералы от кавалерии, но чина не принял из скромности и продолжал представляться генерал-лейтенантом. В сентябре 1919 г. англичане эвакуировали свои войска, а Миллер принял пост Главного начальника Северного края.

Следует отметить, что страны Антанты высадили в 1918 г. свои десанты в России в надежде восстановить против Германии восточный фронт. В июле 1919 г. в британском парламенте Черчилль объяснял отправку войск на север России тем, что иначе немцы захватили бы там российские ресурсы (склады в портовых городах) и тем ослабили бы союзную блокаду. Власть большевиков как таковая Антанту не интересовала.

Десант в Мурманске 2 марта 1918 г. был также необходим, чтобы немцы не воспользовались этой базой для подводных лодок; высадка была произведена с согласия Троцкого (противника Брестского мира), который направил соответствующий приказ Мурманскому совету. Высадка Антанты в Архангельске (лишь после его захвата 2 августа 1918 г. белым отрядом Чаплина) имела ту же цель. Как писал командующий экспедиционным корпусом Антанты, "было чрезвычайно важно спасти огромное количество военных складов", чтобы немцам не досталось военное имущество, приобретенное еще царской Россией в США и Англии. К этому времени войска "интервентов" на Севере достигли 13 тысяч.

Английская политика на Севере России «была политикой колониальной, т.е. той, которую они применяют в отношении цветных народов»: солдаты и офицеры «до такой степени грубы в отношении нашего крестьянина, что русскому человеку даже и смотреть на это претило», – писал ген. Марушевский (по оценке демократа С. Мельгунова – «один из самых объективных наблюдателей»). «Отрезанные почти от всего мира трудностями сообщений и стеснениями, скажем просто, английской "диктатуры", мы были положительно политически слепы. Малейшее желание проникнуть за эту завесу вызывало определенное противодействие со стороны английского командования. Связь с Чайковским в Париже была слаба и заключалась в письмах, доходивших с редкими курьерами, другие сведения были случайными и проходили через английскую цензуру». Унизительная же зависимость от иностранцев вела к тому, что даже на чисто русских белых территориях, какой была Северная область, накапливались «несомненное непонимание и даже вражда между властью и населением».

Северная армия генерала Миллера была также немногочисленна (не более 10 000 человек), поэтому не проявила почти никакой наступательной активности. Когда осенью 1919 г. английские войска получили приказ об эвакуации, они предложили уйти вместе с ними и армии Миллера. Но русские офицеры заявили, что будут оборонять Северную область, оказывая этим посильную помощь другим белым фронтам. В сентябре 1919 г. англичане покинули Архангельск, ибо правительства Антанты уже вступили в тайную договоренность с большевиками. Поэтому вместо того, чтобы передать запасы и снаряды русским, утопили все в море: после их ухода снабжение Северной армии велось со дна моря...

Помимо Северной армии были еще белоповстанческие отряды (Мурманская и Олонецкая "армии"). Однако столь малыми силами было невозможно оказать сопротивление красному наступлению. В феврале 1920 г. генерал Миллер был вынужден уйти в Норвегию, его армия частично распылилась, частично ушла в эмиграцию. Эвакуацией руководил контр-адмирал Б.А. Вилькицкий (знаменитый полярный исследователь), командовавший ледокольным пароходом "Косьма Минин", на борту которого разместилось около 200 военных и членов их семей (женщин и детей). "Косьма Минин" буксировал яхту "Ярославна" (на которой находился генерал Миллер), их сопровождал ледокол "Канада" (на нем было еще около 600 военных, чиновников, женщин и детей). Преодолев при выходе из Архангельска ледовые поля, длительное преследование и погоню (с артиллерийским обстрелом) кораблями красного флота, отряд адмирала Вилькицкого по пути в Норвегию в районе полуострова Рыбачий принял также пароходы "Кильдин" и "Ломоносов – они вышли с такими же пассажирами из Мурманска. 26 февраля 1920 г. этот небольшой караван вошел в фиорд норвежского порта Тромсе.

В мае 1920 г. генерал Миллер стал в Париже главноуполномоченным по военным и морским делам генерала П.Н. Врангеля, который продолжал удерживать Крым. Затем Евгений Карлович принимал активное участие в деятельности Русского Обще-Воинского Союза. С апреля 1922 г. начальник штаба ген. Врангеля, с июня 1923 г. состоял в распоряжении Великого Князя Николая Николаевича (в частности, заведовал его денежными средствами), с 1925 г. старший помощник председателя РОВСа.

После похищения советскими агентами второго главы РОВСа генерала А.И. Кутепова в январе 1930 г. Миллер стал третьим председателем РОВСа. В его ведении оказались все дела Кутепова по засылке лазутчиков в СССР. Состоял также председателем Объединения офицеров 7-го гусарского полка, Общества взаимопомощи бывших воспитанников Николаевского кав. училища, Общества северян.

22 сентября 1937 г. генерал Миллер был похищен из Парижа агентами НКВД с помощью известной русской певицы Надежды Плевицкой и ее мужа генерала Скоблина, агентов НКВД в РОВСе. Они были разоблачены благодаря тому, что перед уходом на встречу с похитителями Миллер оставил в штабе записку: «У меня сегодня в 12.30 час. дня рандеву с генералом Скоблиным на углу, Жасмен и рю Раффе, и он должен меня везти на свидание с немецким офицером, военным агентом в Прибалтийских странах – полковником Штроманом, и с г. Вернерс состоящим здесь при посольстве. Оба хорошо говорят по русски. Свидание устроено по инициативе Скоблина. Мог быть, это ловушка, на всякий случай оставляю эту записку. Генерал Миллер. 22 сентября 1937 г.»

Генерал был усыплен хлороформом, уложен в ящик и вывезен через Гавр на советском пароходе "Мария Ульянова". Несмотря на появившиеся в считанные часы убедительные улики и показания свидетелей, правительство Франции отклонило просьбу полиции послать военный корабль, чтобы догнать в море и обыскать этот пароход. (Видимо, причиной этого стал шантаж советского посла Якова Сурица международным скандалом с угрозой убийства пленника при перехвате судна.)

5 декабря 1938 г., спустя больше года, начался суд над Плевицкой. Она была признана соучастницей похищения генерала Миллера и приговорена к 20 годам тюремного заключения и каторжных работ. В 1940 г. она умерла в тюрьме. Генерал Скоблин исчез, и никаких точных данных о судьбе его не появилось. Были слухи, что чиновники советского посольства переправили его в Испанию, в красные бригады, и там он был убит. По другим слухам, его расстреляли в подвалах Лубянки в Москве.

Чекисты разместили генерала Миллера для допросов также на Лубянке. На всех допросах Миллер твердо держался такой позиции: что ни он сам, ни возглавляемый им Русский общевоинский союз не имели никакого отношения к антисоветским восстаниям внутри страны. Евгений Карлович не предал ни одного из своих соратников и ничего полезного для чекистов так и не сказал. Он был расстрелян в Москве 11 мая 1939 г.

После похищения ген. Миллера руководство РОВСом принял генерал Ф.Ф. Абрамов.






        127053, Москва, 1-й Колобовский переулок, д.1, стр.2
        (495) 699-72-58, 694-96-12


     Made in RopNet